Меню
Главная - Другое - В чем хоронили мужчин в древней руси

В чем хоронили мужчин в древней руси

Похоронные обряды древних славян


это довольно сложная тема, по теме которой написана не одна книга. Воочию никто из нас не видел, как это происходило, но на наше счастье осталось немало свидетельств тех событий.

Это свидетельства и иностранных авторов, которые посещали далёкие северные страны, населённые языческими народами, и христианских летописцев, а также народные сказания и былины, раскопки археологов. Всё это даёт нам право с какой-то степенью уверенности говорить о том, что мы знаем, как это происходило у наших предков.

В этой статье мы в довольно кратком и сжатом виде попытаемся узнать всё о том, как совершались похоронные обряды всего тысячу лет назад. Сразу стоит сказать о том, что славяне-язычники, которые жили на просторах древней Руси, были огнепоклонниками. В связи с этим фактом, большинство похоронных обрядов — это трупосожжение или кремация.

Считалось, что при помощи огня, который взметается на большую высоту (а костры для кремации зачастую были очень большими), душа попадала прямо в царство мёртвых. Также важным атрибутом на похоронах была лодка. Это связано с верованиями и мифологией славян, где говорится о том, что в ином мире, в Нави, душа умершего должна пересечь реку Смородину, что бы попасть непосредственно в то место, где ей и должно оказаться.

В некоторых преданиях мы можем встретить, что душа пересекает реку по Калинову мосту, но всё же покойников сжигали именно в лодке. Кстати, стоит сказать, что современный гроб для погребения — это именно видоизменённая, упрощённая лодка, традиция хоронить в которой пришла к нам из глубины веков.

Попытаемся представить, как же выглядел такой обряд. Возьмём для примера похороны обычного человека. К самому костру умершего человека доставляли либо на санях, либо в ладье, лодке.

Для проведения ритуала сожжения выкладывался костёр, который называется Крада, в виде прямоугольника, высотой по плечи человека, иногда ниже, иногда выше.

При этом использовались берёзовые или дубовые дрова, либо все вместе. Берёза, кроме того, что является священным деревом, как известно ещё и очень хорошо горит, а дуб является Божественным деревом, деревом Перуна, что придаёт похоронному обряду особую значимость и покровительство высших Богов оставившей тело душе.

Внутренность крады набивается соломой и ветками, что бы огонь мог легко воспламениться и поджечь дрова. Рядом с покойником, которого кладут в центр на специальном настиле, либо в настоящей лодке, либо в импровизированной лодке, кладут поминальную еду, необходимые в загробном мире вещи, амулеты и обереги. В погребальный костёр часто клали крылья птиц, что бы помочь душе взлететь на небо.

Судя по многочисленным раскопкам, количество и разнообразие предметов, которые кладут рядом с покойником, различаются в зависимости от племени и места обитания, так что не будем на этом зацикливаться, так как получиться очень долго и довольно скучно. Краду с умершим поджигает жрец или волхв на закате дня.

То, что кремация происходит на закате, также очень символично. Во-первых, закат дня, как и закат жизни. Во-вторых, по верованиям древних славян, солнце на ночь уходит в загробный мир Навь и тем самым забирает вместе с собой душу умершего человека.

В-третьих, считается, что на закате душа может увидеть свет заходящего солнца и в принципе понять куда ей держать путь. По периметру костра выкладывалась ограда со снопами сена, которую также поджигали. Есть два варианта объяснения горящей ограды: 1.

Так славяне закрывали пламенем тело сгоравшего в костре от взглядов; 2. Горящая ограда бы ещё и оградой в сакральном смысле, которая разграничивала мир мёртвых и мир живых и была аналогом легендарной горящей реки в ином мире.

Так же отмечается, что вместе с телом человека сжигали тела домашних животных и диких — птицу, медведя, зайца и т.д. Во время сжигания читаются специальные ритуальные молитвы и песнопения.

Проводились Стравы — пир по умершему, и Тризны — похоронные ритуалы и боевые игрища. Поднявшийся к самому небу огонь означает, что душа человека поднялась в Сваргу и оставила на земле только свои останки.

После того, как огонь прогорит (либо с утра), люди собирают кости и пепел (хотя, к примеру, северяне не собирали останки, а насыпали сверху холм, на котором устраивали тризну) в глиняный горшок (горшок для еды или в специальную урну) и ставят в специальной «избушке на столбе», импровизированном маленьком домике на высокой палке. Некоторые описания сего действа опускают упоминание избушек и говорят о том, что сосуд с пеплом ставили просто на столб у дороги.

Такие избушки с останками ставились на пути из селения к закату солнца прямо по дороге.

В некоторых районах России обычай ставить домики прямо на могилах сохранялся аж до 20 века. Некоторые исследователи, например В. 3. Завитневич, находят и указывают на то, что столбы с урнами ставились и на самом месте сожжения.

Помещение праха умершего на столбах является данью традициям и поверьям. Так, столбы считались границей между живым и мёртвым миром.

Возле этих столбов оставлялась посуда, которая использовалась во время похоронного обряда.

Рядом с этими столбами или прямо на столбах обитали сами души. Что бы им было удобно и уютно, у домиков с прахом имелась крыша. Даже когда людей стали хоронить в земле, на кладбищах всё равно ставили столбы с крышами, затем они сменились христианскими крестами, на вершине которых ставились крыши, что можно и сейчас видеть на старинных кладбищах и могилах которым не одна сотня лет.

Сейчас такой традиции нет, а ставится просто голый крест. В некоторых местах такие постройки называются — Голубец, из других источников мы можем понять, что надстройка называлась Бдын. Домовины на столбах выглядели примерно так: деревянный срубный домик размерами 1.5 на 2 метра.

У него была двухскатная крыша с маленьким оконцем.

Четвёртой стены в домине по видимому не было и делалось это для того, что приходящие на поминки/поминовения, могли ставить внутрь приношения. Надо признаться, что именно такой способ захоронения принёс современным учёным массу проблем, так как от них практически ничего не осталось. Они сгнивали, разрушались от времени или уничтожались другими народами, которые прибывали на новое место жительства, вытесняли или заменяли коренных жителей.

Для них чужие предки казались враждебными, поэтому их просто сносили. Если подземные могилы-захоронения выкапывать вряд ли кто бы стал в силу разных причин, начиная от простой — трудозатратной и заканчивая суеверными, то снести столбы, сжечь или отвести подальше от селения не представляло никаких проблем.

Столб также может отнести нас к архаичному прошлому наших предков.

Ещё до того, как трупы стали сжигать, людей хоронили на деревьях. Такие деревья были прообразом «мирового дерева», которое не только соединяло мир живых и мир мёртвых, Богов, но и выполняло множество других функций, таких как поддержание небесного свода, функции главной оси мироздания и т.д. Позднее, вместо дерева стал использоваться столб, который, по всей видимости, продолжал роль Мирового Дерева.
Позднее, вместо дерева стал использоваться столб, который, по всей видимости, продолжал роль Мирового Дерева.

При помощи Мирового Древа (столба) душа умершего могла подняться вверх в мир мёртвых и спуститься обратно. Стоит также отметить, что одним из мест, по предположениям древних славян, куда отправлялись души после смерти, являлась Луна. Возможно, они считали, что именно там и находятся Долина Мёртвых.

Вообще, планеты, звёзды, космические тела представлялись древним славянам Богами и душами предков.

Так Млечный Путь называли не иначе как «Дорожка умерших, идущих на вечное житьё». Столб с прахом мог ещё и означать — нахождение души умершего на небе. Некоторые из дошедших до нас летописей рассказывают и о других подробностях.

Так, к примеру, в летописи, в которой рассказывается, как княгиня Ольга хоронила своего мужа, прямо говорится о том, что в этот день пили очень много мёда (хмельной напиток), совершали тризны, пели специальные песни, и свершали так называемое «бдение», когда в похоронную ночь не ложилось спать большое количество людей. Хотя, вероятно, это могло зависеть от статуса умершего. Над прахом умершего насыпали курган, величина которого также зависела от статуса покойного.

При раскопках погребального кострища Чёрной Могилы, археологи обнаружили большой железный котёл, в котором находились пережженные бараньи и птичьи кости, клочья бараньей шерсти, а поверх этого лежала баранья голова. Возле котла были обнаружены два жертвенных ножа, которые назывались скрамасексы.

Раскопки в Гнездове рисуют историкам следующую картину этого процесса: после сожжения трупов, резался баран, кости и конечности которого помещали в котёл. Котёл ставили на огнище, а рядом с ним три урны с человеческими останками.

Из других источников можно узнать о таком обряде, как вынос покойного из дома необычным путём. Чаще всего для этого разбирали часть стены, а потом закладывали обратно.

Делалось это для того, что бы душа умершего не смогла найти дорогу домой и не тревожила живых людей. Кладбище считалось не только местом захоронения ушедших людей, но и святилищем.

Здесь регулярно проводили обряды, ритуалы и праздники, которые, так или иначе, относились к культу предков. Урну с прахом ставили не только на столб, но, как говорят находки археологов, в выложенное кольцо из камней. По некоторым предположениям, кольцо из камней — это жертва Перуну, которого люди молили принять душу усопшего в лучший мир.

Такие образования из камней сложенных в круг, где в центре покоиться сосуд с прахом, находят во многих курганах и захоронениях древних славян бывших ещё язычниками. Ибн Фадлан в своей «Записке» рассказывает о таком способе погребения.

Сооружалась ладья, на которой устанавливается шатёр (возможно речь идёт о деревянном срубе), в котором и находится тело покойного, специальным образом обработанное мёдом. Вместе с ним клали различную утварь, украшения, оружие и т.д.

Несколько дней люди веселились вокруг этой ладьи, пили хмельные напитки, ели, пели песни. Закалывалось два быка и несколько овец прямо на ладье.

Ко всему прочему, стоит сказать, что Ибн Фадлан описывает такую вещь, как выбор жертвы — девушки, которая добровольно соглашается последовать в иной мир вместе с покойным, что являлся человеком очень высокого статуса. Девушка несколько дней веселилась вместе с другими, потом ей перерезали горло и ложили рядом с покойным (возможно, Ибн Фадлан, как и в случае с баней, которую посчитали местом, где люди себя истязают, не всё так понял и принял за кровавый ритуал нечто совсем другое).

После это ладью поджигали, а после того как всё прогорело, насыпали сверху большой курган с деревянным столбом на вершине (видимо всё тот же столб Бдын — аналог Мирового Древа). Однако кремация умерших людей не была единственным способом хоронить покойников. Умерших людей хоронили и в земле.

Делали это не в положении спящего человека, а в позе эмбриона.

Этот обычай относит нас к верованиям в переселение душ. Человек приходит в этот мир в позе эмбриона в материнском чреве и закапывается в землю после смерти в позе эмбриона, что бы он смог поскорее найти себе новую мать и вновь родится на свет. Что бы тело принимало нужную позу, его искусственно связывали.
Что бы тело принимало нужную позу, его искусственно связывали.

Таким образом, вера в реинкарнацию полагала, что душа не улетала на небо или в мир Богов, долину духов и т.д., а перерождалась в новом теле, создавая, известный нам по индуистским верованиям, круг перерождений. Такой способ погребения предшествовал эпохе трупосожжения и существовал в бронзовом и железном веках.

Одни из последних захоронений в форме эмбриона фиксируются VI в. до нашей эры. Уже вслед за этим, (некоторые исследователи утверждают, что кремация появилась во II тыс.

до нашей эры) пришла форма похорон — кремации и сменилась она следующим способом уже только после христианизации Руси. На смену эмбриональной форме захоронения (и после эпохи трупосожжения) приходит другая форма. Теперь покойников стали хоронить в вытянутом положении, лицом вверх.

Таким образом, создавалось представление, что умерший «спит», а его душа в это время отправилась в другое место. Есть несколько находок парных захоронений, где вместе лежат мужчина и женщина, видимо умерший мужичина и женщина, которая пожелала разделить смерть со своим мужем или хозяином.

Естественно, что мужчин хоронили в зависимости от их положения в обществе — богато или бедно, воинов с оружием; молодых девушек хоронили скромно с небольшим ассортиментом украшений, так же скромно хоронили пожилых и старых женщин, которые ушли на тот свет в своё время, а вот взрослых женщин, которые были в самом расцвете сил, хоронили с особыми почестями, в богатой одежде, зачастую в подвенечном платье и массой украшений, оберегов, амулетов и различной бытовой и ритуальной утварью.

Есть упоминание о том, что в могилу покойному клали верёвочную лестницу, видимо по аналогии с лодкой, при помощи которой душа могла добраться в мир мёртвых.

Но это уже более поздний обычай. Если раньше, что бы перейти в загробный мир, душе необходимо было пересечь реку Смородину, то в более поздней интерпретации загробных похождений, душе нужно было забраться на небо при помощи лестницы. Хотя, если судить по архаичному Мировому Древу, верёвочная лестница может быть откликом более древних верований, чем даже ладья.

Хотя, если судить по архаичному Мировому Древу, верёвочная лестница может быть откликом более древних верований, чем даже ладья. Но возвратимся к кремации. Кроме того, что прах умерших ставили на столбы, в древней традиции присутствовал и обычай хоронить урну с прахом в земле. Археологи, которые натыкались на такие захоронения, отмечают, что ямы для таких урн чаще всего были овальными и совсем небольшими, размером только для того, что бы в них поместилась собственно сама урна и несколько вещей.

Иногда вместе с урнами ложили посуду с едой и питьём — горшки, миски, кружки и т.д., украшения, пряслица, а в некоторых случаях оружие, топоры и другие предметы, что явно говорит о том, что славяне верили — в загробной жизни душе понадобятся все эти вещи и она сможет ими воспользоваться по предназначению.

Стоит также отметить, что более богатые вещи находят в могилах, где покоиться само тело, а не прах. По видимому, человек, который не превратился в пепел, а выглядит совсем как спящий, заслуживал особого внимания и почитания у живых людей и представлялся входящим в загробный мир точно таким же, как и при жизни, поэтому ему были необходимы те же вещи, что и при жизни. Тело же, которое превратилось в угли и пепел больше не сохраняло никаких черт некогда живущего человека, а душа представлялась совершенно отдельным существом вряд ли даже похожим на физическое тело, что, соответственно, освобождало её от ряда надобностей, которые были присущи ей при земной жизни.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов6НаградитьНравится

  1. |

Почему на Руси мужчин и женщин хоронили по-разному

Погребальные традиции и обычаи всегда отражают то, как люди соотносят в своем сознании миры живых и мертвых. Буквально каждое действие, совершаемое на похоронах или поминках, неслучайно. Особенно это относится к обращению с останками покойного.

Не желая навлечь на себя беды, суеверные жители Руси верили в множество примет, в том числе и связанных с полом мертвеца. Например, после ритуального обмывания на стол могли положить труп мужчины, но не женщины. При обращении с останками покойного люди следовали общим правилам, которые могли различаться от региона к региону, и даже от деревни к деревне.

Известный этнограф Александр Терещенко (1806-1865 гг.) написал научную работу «Быт русского народа в 7 частях», которая впервые была опубликована в Санкт-Петербурге в 1847-1848 годах. Третья часть этой работы посвящена обрядам крещения детей, похорон и поминок. Вот как А.В. Терещенко описывает подготовку к погребению: «По смерти кого-либо давали немедленно знать священнику, который приказывал звонить по душе покойника в колокол и потом сам являлся.

Вот как А.В. Терещенко описывает подготовку к погребению: «По смерти кого-либо давали немедленно знать священнику, который приказывал звонить по душе покойника в колокол и потом сам являлся. До его прихода омывали тело теплой водою, надевали белое и чистое белье и клали посредине комнаты на стол, покрыв белым полотном и сложив руки на груди.

Потом давали покойнику крестообразно в одну руку крест, а в другую свечу, и окружали его зажженными восковыми свечами; священник читал отходную молитву; присутствовавшие с зажженными в руках свечами молились и плакали». Но здесь речь идет о трупе мужчины, если бы умерла женщина, то ее останки после обмывания одели бы во все чистое и положили бы не на стол, а на лавку.

Погребальные традиции интересуют многих ученых, исследования в этой области не прекращаются до сих пор. Так, после фольклорно-этнографических экспедиций по селам Вологодской области вышел в свет сборник «Праздники и обряды Череповецкого района в записях 1999 года: Календарные праздники и обряды. Похоронно-поминальные обряды» (Вологда, 2000 год издания).

Составители этого сборника А.В.

Кулев и С.Р. Балакшина привели реальные воспоминания старожилов на заданную тему. Например, житель (или жительница) деревни Задние Чуди сообщил ученым: «Покойника кладут головой в святой угол. Мужчину кладут на стол, а женщину – на лавку; мужчина – «сеятель», женщина – «земля», поэтому умершего мужчину можно класть на стол».

Мужчину кладут на стол, а женщину – на лавку; мужчина – «сеятель», женщина – «земля», поэтому умершего мужчину можно класть на стол».

В местечке Глинское этнографы записали следующее: «Покойника клали наискосок избы на «тесиночки» [тесаные колья или доски] на табуретках». А в деревне Пленишник местный старожил вспомнил: «Покойника раньше после обмывания клали на стол, теперь кладут на лавки; кладут ногами к дверям, головой – к святому углу.

Потом его перекладывают в гроб». То есть, в каждом населенном пункте были отмечены свои особенности погребального обряда.

Скорее всего, изначальный обычай класть труп мужчины на стол со временем был утрачен во многих деревнях. Румынский философ и этнограф Мирча Элиаде (1907-1986 гг.) является автором знаменитой книги «Очерки сравнительного религиоведения», перевод которой с английского языка был опубликован в Москве в 1999 году.

В своей работе ученый отметил, что мировоззрение многих земледельческих народов отождествляет женщину с пашней, ждущей мужское семя, чтобы принести урожай.

Удивительно, но в деревне Задние Чуди Вологодской области российские этнографы записали слова местного жителя, которые практически полностью совпадают с цитатой из Ригведы – одного из древнейших индоарийских религиозных текстов в мире, датированного вторым тысячелетием до нашей эры. Как известно, авторство нескольких гимнов Ригведы приписывается полубожественному мудрецу Нараде. Мирча Элиаде привел в своей книге такие слова мифологического деятеля: «Женщина – это поле, а мужчина – сеятель».

Поскольку древние земледельческие племена считали, что наш мир появился в результате брачного союза Неба и Земли, которым приписывались божественные черты, положение мужчины над женщиной было символически оправдано. Женщина-пашня ждет своего сеятеля-мужчину ради акта сотворения новой жизни.

Для землепашцев достойным результатом их трудов был богатый урожай.

И раз Небо находится над землей, то и мужчина должен быть над женщиной во всех смыслах этого слова, так думали древние язычники.

Видимо, поэтому старожил из деревни Задние Чуди считает, что тело покойника-мужчины можно класть на стол.

То есть, просто выше, чем тело женщины, для которой больше подходит лавка или скамья. Примечательно, что отголоски таких языческих верований можно встретить и в христианстве, и в исламе, и в других религиях. Как написал Мирча Элиаде: «С другой стороны, в гимне XII века Дева Мария прославляется именно как terra non arabilis quae fructum parturiit (непаханая земля, которая дает плод).

Баала называли «супругом полей».

У всех семитских народов сравнение женщины с почвой было самым обычным. В памятниках исламской литературы женщина называется «полем», «лозой с виноградными гроздьями» и т.п.».

Еще одно объяснение, почему труп мужчины можно было положить на стол, а труп женщины – исключительно на лавку, дал автор книги

«Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии»

(Харьков, 2013 год издания) Алексей Кононенко.

Он рассказал, какое символическое значение предки русских, белорусов и украинцев придавали предметам домашнего обихода и обустройству избы. «Возле стола в доме стояли лавки. Стол – хозяин дома, лавка – хозяйка», – отметил А.

А. Кононенко. Предметы мебели, как и углы избы, издревле делились на мужские и женские. В силу своего особого положения с хозяином дома ассоциировался именно стол.

Он был одним из основных атрибутов каждой избы. Только в особых случаях, таких как похороны или свадьба, можно было передвигать стол. На него ни в коем случае нельзя было ставить посторонние предметы, чтобы не навлечь беды.

А если положить на стол шапку, то можно лишиться покровительства домового духа, считали на Руси. Поскольку лавка ниже стола, в представлении язычников она несла на себе символическую женскую энергетику.

Поэтому тело хозяйки дома или ее близкой родственницы нельзя было класть на стол, чтобы не нарушать древних представлений об устройстве мира, отражением которых было пространство русской избы. Интересно, что представители восточнославянских народов верили: нечистая сила может обитать или прятаться не под столом, а под лавкой. Поэтому было принято класть туда топор, который служил своеобразным оберегом от гостей из потустороннего мира.

Так появилась поговорка: «Придет черт в избу, да найдет топор под лавкой». Видимо, считалось, что женская энергетика притягивает в дом нечистую силу.

Читайте также:

Чем похороны мужчин на Руси отличались от похорон женщин

Погребальные традиции и обычаи всегда отражают то, как люди соотносят в своем сознании миры живых и мертвых. Буквально каждое действие, совершаемое на похоронах или поминках, неслучайно.

Особенно это относится к обращению с останками покойного. Не желая навлечь на себя беды, суеверные жители Руси верили в множество примет, в том числе и связанных с полом мертвеца. Например, после ритуального обмывания на стол могли положить труп мужчины, но не женщины.

При обращении с останками покойного люди следовали общим правилам, которые могли различаться от региона к региону, и даже от деревни к деревне.

Известный этнограф Александр Терещенко (1806-1865 гг.) написал научную работу «Быт русского народа в 7 частях», которая впервые была опубликована в Санкт-Петербурге в 1847-1848 годах.

Третья часть этой работы посвящена обрядам крещения детей, похорон и поминок. Вот как А.В. Терещенко описывает подготовку к погребению: «По смерти кого-либо давали немедленно знать священнику, который приказывал звонить по душе покойника в колокол и потом сам являлся.

До его прихода омывали тело теплой водою, надевали белое и чистое белье и клали посредине комнаты на стол, покрыв белым полотном и сложив руки на груди. Потом давали покойнику крестообразно в одну руку крест, а в другую свечу, и окружали его зажженными восковыми свечами; священник читал отходную молитву; присутствовавшие с зажженными в руках свечами молились и плакали».

Но здесь речь идет о трупе мужчины, если бы умерла женщина, то ее останки после обмывания одели бы во все чистое и положили бы не на стол, а на лавку. Погребальные традиции интересуют многих ученых, исследования в этой области не прекращаются до сих пор. Так, после фольклорно-этнографических экспедиций по селам Вологодской области вышел в свет сборник «Праздники и обряды Череповецкого района в записях 1999 года: Календарные праздники и обряды.

Похоронно-поминальные обряды» (Вологда, 2000 год издания). Составители этого сборника А.В. Кулев и С.Р. Балакшина привели реальные воспоминания старожилов на заданную тему.

Например, житель (или жительница) деревни Задние Чуди сообщил ученым: «Покойника кладут головой в святой угол. Мужчину кладут на стол, а женщину – на лавку; мужчина – «сеятель», женщина – «земля», поэтому умершего мужчину можно класть на стол».

В местечке Глинское этнографы записали следующее: «Покойника клали наискосок избы на «тесиночки» [тесаные колья или доски] на табуретках».

А в деревне Пленишник местный старожил вспомнил: «Покойника раньше после обмывания клали на стол, теперь кладут на лавки; кладут ногами к дверям, головой – к святому углу.

Потом его перекладывают в гроб». То есть, в каждом населенном пункте были отмечены свои особенности погребального обряда.

Скорее всего, изначальный обычай класть труп мужчины на стол со временем был утрачен во многих деревнях. Румынский философ и этнограф Мирча Элиаде (1907-1986 гг.) является автором знаменитой книги «Очерки сравнительного религиоведения», перевод которой с английского языка был опубликован в Москве в 1999 году.

В своей работе ученый отметил, что мировоззрение многих земледельческих народов отождествляет женщину с пашней, ждущей мужское семя, чтобы принести урожай. Удивительно, но в деревне Задние Чуди Вологодской области российские этнографы записали слова местного жителя, которые практически полностью совпадают с цитатой из Ригведы – одного из древнейших индоарийских религиозных текстов в мире, датированного вторым тысячелетием до нашей эры. Как известно, авторство нескольких гимнов Ригведы приписывается полубожественному мудрецу Нараде.

Мирча Элиаде привел в своей книге такие слова мифологического деятеля: «Женщина – это поле, а мужчина – сеятель». Поскольку древние земледельческие племена считали, что наш мир появился в результате брачного союза Неба и Земли, которым приписывались божественные черты, положение мужчины над женщиной было символически оправдано.

Женщина-пашня ждет своего сеятеля-мужчину ради акта сотворения новой жизни. Для землепашцев достойным результатом их трудов был богатый урожай. И раз Небо находится над землей, то и мужчина должен быть над женщиной во всех смыслах этого слова, так думали древние язычники.

Видимо, поэтому старожил из деревни Задние Чуди считает, что тело покойника-мужчины можно класть на стол. То есть, просто выше, чем тело женщины, для которой больше подходит лавка или скамья.

Примечательно, что отголоски таких языческих верований можно встретить и в христианстве, и в исламе, и в других религиях. Как написал Мирча Элиаде: «С другой стороны, в гимне XII века Дева Мария прославляется именно как terra non arabilis quae fructum parturiit (непаханая земля, которая дает плод).

Баала называли «супругом полей».

У всех семитских народов сравнение женщины с почвой было самым обычным. В памятниках исламской литературы женщина называется «полем», «лозой с виноградными гроздьями» и т.п.».

Еще одно объяснение, почему труп мужчины можно было положить на стол, а труп женщины – исключительно на лавку, дал автор книги

«Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии»

(Харьков, 2013 год издания) Алексей Кононенко.

Он рассказал, какое символическое значение предки русских, белорусов и украинцев придавали предметам домашнего обихода и обустройству избы. «Возле стола в доме стояли лавки.

Стол – хозяин дома, лавка – хозяйка», – отметил А. А. Кононенко. Предметы мебели, как и углы избы, издревле делились на мужские и женские.

В силу своего особого положения с хозяином дома ассоциировался именно стол. Он был одним из основных атрибутов каждой избы. Только в особых случаях, таких как похороны или свадьба, можно было передвигать стол.

На него ни в коем случае нельзя было ставить посторонние предметы, чтобы не навлечь беды. А если положить на стол шапку, то можно лишиться покровительства домового духа, считали на Руси. Поскольку лавка ниже стола, в представлении язычников она несла на себе символическую женскую энергетику.

Поэтому тело хозяйки дома или ее близкой родственницы нельзя было класть на стол, чтобы не нарушать древних представлений об устройстве мира, отражением которых было пространство русской избы. Интересно, что представители восточнославянских народов верили: нечистая сила может обитать или прятаться не под столом, а под лавкой.

Поэтому было принято класть туда топор, который служил своеобразным оберегом от гостей из потустороннего мира. Так появилась поговорка: «Придет черт в избу, да найдет топор под лавкой». Видимо, считалось, что женская энергетика притягивает в дом нечистую силу.

Читайте также:

Как хоронили древние славяне на Руси до принятия христианства

Похоронный обряд у древних славян знаменовал собой переход усопшего в иной мир, перерождение в новом качестве. Поэтому долго печалиться из-за разлуки было не принято, а похороны завершались пиршеством, во время которого было принято вспоминать умершего добрым словом и веселиться, а не оплакивать человека.

Позже обряд изменился, и его главным смыслом стали оплакивание умершего и согласие оставшихся с его смертью. Славянский погребальный обряд существенно изменился с принятием христианства. Однако основной целью и языческих, и православных похорон было облегчение переселения души усопшего в мир иной.

Интересно, что многие языческие традиции органично вплелись в православные. Славяне верили, что после смерти начинается другая жизнь, а расставание души с телом — всего лишь этап на пути к вечному существованию.

И задачей родственников человека становилась помощь душе в ее путешествии.То, как славяне хоронили умерших, отражает заботу о комфортной жизни души в мире ином. Например, рядом с мужчиной обязательно клали оружие, убитого коня, собаку, с женщиной — кухонную утварь.

Было принято наряжать человека в и класть в могилу то, чем он пользовался во время земного существования.Если умирал знатный человек, убивали нескольких его слуг и одну из жен. Причем убивали ту женщину, которая соглашалась последовать за супругом в иной мир. Жена должна была радоваться предстоящему «переселению»: несколько дней она пировала, веселилась и тщательно готовилась к воссоединению с мужем.Тризна — пиршество в память умершего у древних славян.После похорон совершалась тризна.

Устраивался пир, на котором гости вспоминали усопшего, пили за него и желали легкого пути в загробный мир. Горевать не было принято, ведь до принятия православия считалось, что душа после смерти продолжает существовать в мире, который во многом напоминает земной, а разлука с усопшим носит лишь временный характер.Как хоронили в древней Руси до принятия христианства? Существовал ряд традиций. Если человек умирал в течение долгого времени, к его смерти готовились заранее.

Рядом с больным должна была сидеть женщина, которая «стерегла» душу. У этой женщины должна была быть чашка с водой, в которой душа должна была совершить последнее омовение, чтобы отправиться в загробный мир чистой.

Если вода в стакане начинала колыхаться, это обозначало, что дух умершего моется.Омывали покойника в доме. После омовения он должен был лекжать в красном углу. В это время семья должны была готовиться к похоронам и к последующим поминкам или к тризне.Погребальный костерСамой древней является культура покрывальных захоронений славян, когда тела просто закапывались в землю и покрывались слоем земли.

Позже появились несколько иных способов погребения.

Умерших могли сжигать на кострах, закапывать в землю или совершать воздушное погребение.

Самыми распространенными считаются захоронения в земле.

Интересно, что в самых древних найденных могилах люди лежат в эмбриональной позе: якобы именно так они быстрее смогут переродиться в новом теле. Позже хоронить начали в полный рост. А с приходом христианства покойников начали располагать таким образом, чтобы голова их была направлена строго в западном направлении.На похоронах должны были присутствовать плакальщицы: женщины, оказывавшие весьма специфические услуги.

Плакальщицы пели специальные обрядовые песни, посвященные переходу души в новое качество, громко рыдали и причитали, привлекая внимание к похоронной процессии, давали подсказки, как следует вести себя родственникам.Погребальный обряд древних славян начинался с приглашения в дом гостей. При этом о смерти в это время говорить было не принято. В комнату, где лежал покойный, заходили соседи и родственники, которые должны были обсуждать бытовые вопросы.

Когда все приглашенные были в сборе, начинался вынос покойника. При этом родственники обязаны были плакать, в противном случае могли решить, что они не жалеют покойного.Погребальный обрядСразу после выноса усопшего совершались обряды, которые должны были прогнать из дома несчастье. Ведь смерть, по мнению славян, открывала дверь в мир под названием Навь, откуда могла прийти новая смерть.

В некоторых местах на место, где лежал усопший, ставили квашню, полено или камень. Дорогу за гробом было принято сметать по направлению к похоронной процессии. Это делалось, чтобы душа не смогла вернуться домой по собственным следам.

С этой же целью в некоторых деревнях тело выносили не через дверь, а через окно.Как хоронили славяне до принятия христианства? Часто практиковалась . Она проводилась на закате, чтобы душа следовала вслед за солнцем. Хорошей приметой считалось, если дым поднимался к небу.

Славяне полагали, что в этом случае за душой умершего спустился Сварог.Сварог — верховный бог у древних славян.Часто кремировали на лодке, которая, по поверью, должна была переплыть через реку, чтобы оказаться в загробном мире. В лодку складывали ценные для покойного вещи, обереги и амулеты, запас пищи. Также туда сажали домашних животных, которые были дороги умершему.При сожжении на костре усопшего сперва оставляли на несколько дней в доме, уложив на стол.

Отражающие поверхности завешивались, чтобы покойный не мог забрать души живых людей.

Считалось, что если не закрыть зеркало, скоро в семью опять придет смерть. Несколько дней в доме читались специальные молитвы.

После этого тело сжигалось. Пепел развеивался по ветру, а части, оставшиеся целыми, просто разбрасывались по окрестным лесам.Обряд воздушного погребения — один из древнейших похоронных обрядов. Тело покойного подвешивается в воздухе, чтобы отдать его стихиям (воздуху, солнцу, ветру и т.

д.). В России таким образом могли захоранивать соплеменников мокшане. Они заворачивали тело в собранную с деревьев кору и подвешивали в воздухе. Такой способ носил название «урля».Мокшане — этническая группа мордвы.Был у мокшан и другой метод воздушного погребения.

Срубались четыре стоящих рядом дерева. Из бревен делался сруб, который размещался на оставшихся пнях. В срубе оставляли усопшего. Подобные кладбища после принятия Русью христианства были подвергнуты сожжению, и мокшане начали хоронить покойников в земле.В похоронных обрядах славян большое значение играло число «два».

Считалось, что оно относится к смерти.

Например, по поверью в семьях, где умерли подряд два человека, следует ждать третьей смерти. Чтобы предотвратить это, в могилу второго усопшего закапывали куклу, символизировавшую третьего покойника.В ритуалах, связанных со смертью, активно использовалась символика числа. В некоторых областях для того, чтобы облегчить терминальное состояние тяжело больного человека, давали ему так называемую «двойную воду», которую брали в местах слияния двух рек.

В ногах покойника должны были стоять две свечи.Приносящими неудачу считались все двойные предметы: деревья с раздвоенным стволом, рогатины.

Также существовал миф о том, что собаки с темными кругами под глазами, то есть с «двойными» глазами, способны видеть смерть и начинают выть при ее приближении.

По поверью, у оборотня две пары глаз, одна из которых расположена на лице, а вторая — на затылке.Похороны знатного человекаТрадиционный православный похоронный обряд, который начали практиковать после крещения Руси, включает несколько этапов:

  1. погребение. Священник читает молитву и кидает горсть земли на саван. В случае отсутствия священнослужителя после прощания с покойным и опускания гроба каждый присутствующий должен бросить землю на его крышку;
  2. отпевание, заказываемое в храме;
  3. могила закапывается, на ней устанавливается крест.
  4. облачение. Умершего одевают в чистые одежды, накрывают белым саваном (одеянием);
  5. положение в гроб. Покойник должен лежать с закрытыми глазами и вложенной в руки ритуальной иконкой. Руки должны располагаться крест-накрест;
  6. чтение панихид. До момента выноса тела родственники покойного должны читать особые молитвы. Накануне выноса священник прочитывает заупокойную литию;
  7. омовение. Считается, что усопший должен предстать перед Господом с чистыми душой и телом;

Хоронить людей по православным традициям принято на третий день после смерти.Несмотря на то, что главной религией в России считается православие, живы некоторые традиции, к которым прибегали язычники.

Например, после выноса тела в доме принято подметать, иногда пол окропляют святой водой. Когда в доме лежит мертвый человек, зеркала обязательно завешиваются тканью, а в гроб покойного часто кладут вещи, которые он любил при жизни: книги, мягкие игрушки, украшения и даже фотографии.Похоронный обряд у древних славян — комплекс ритуалов, цель которых — облегчить путешествие души в загробный мир.