Меню
Главная - Другое - Судебная практика о полиции

Судебная практика о полиции

Дело N29-КГ16-7. О признании незаконными заключения служебной проверки, приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, увольнении, восстановлении в должности, взыскании денежного довольствия.


» в состоянии алкогольного опьянения. Факт нахождения Коновалова А.В. в состоянии алкогольного опьянения подтвержден совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств (показаниями свидетелей, протоколом об административном правонарушении от 31 мая 2015 года, актом медицинского освидетельствования Коновалова А.В.

на состояние алкогольного опьянения от 31 мая 2015 года, протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 31 мая 2015 года, чеками, распечатанными прибором, рапортом сотрудника полиции). Учитывая данные обстоятельства, ответчик эти действия Коновалова А.В. признал проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел, и основанием для его увольнения по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ.
признал проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел, и основанием для его увольнения по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ. Порядок и сроки наложения дисциплинарного взыскания на сотрудника органов внутренних дел, установленные статьями 51 и 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ, при увольнении истца по пункту 9 части 3 статьи 82 названного закона ответчиком соблюдены.Суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что причиной увольнения Коновалова А.В.

со службы послужил совершенный им проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел (управление автомашиной в состоянии алкогольного опьянения), умаляющий авторитет сотрудника органов внутренних дел, который был подтвержден в ходе проведения служебной проверки.

Этот проступок противоречил требованиям, предъявляемым к сотрудникам органов внутренних дел, независимо от того, предусмотрена ли за его совершение административная либо уголовная ответственность. При этом в ходе служебной проверки также были установлены нарушения Коноваловым А.В. требований: части 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции» (сотрудник полиции как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции) и пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ (при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти).Ссылки суда апелляционной инстанции на преюдициальность решения Колышлейского районного суда Пензенской области от 1 сентября 2015 года об отмене постановления мирового судьи судебного участка N 1 Колышлейского района Пензенской области от 21 июля 2015 года о признании Коновалова А.В.

виновным в совершении административного правонарушения ошибочны, поскольку недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для административного дела, не означает отсутствие в действиях Коновалова А.В. дисциплинарного проступка, который был установлен в рамках проведенной служебной проверки, порядок проведения которой регламентирован ведомственными нормативными актами и соблюден ответчиком.Для решения вопроса о законности увольнения Коновалова А.В. со службы в органах внутренних дел юридически значимым обстоятельством являлось установление совершения сотрудником органов внутренних дел действий, нарушающих профессионально-этические принципы, нравственные правила поведения, закрепленные приведенными выше положениями нормативных правовых актов, как при исполнении служебных обязанностей, так и вне служебной деятельности, подрывающих деловую репутацию и авторитет органов внутренних дел.

Данные обстоятельства не являлись предметом рассмотрения по делу о привлечении Коновалова А.В.

к административной ответственности, где разрешался вопрос о наличии или отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, за которое предусмотрена административная, а не дисциплинарная ответственность.

Именно из этого исходил суд первой инстанции, устанавливая, каковы правоотношения сторон.Суд апелляционной инстанции, не согласившись с выводами суда первой инстанции и указав на то, что заключение служебной проверки не содержит обстоятельств, свидетельствующих о совершении истцом проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, в нарушение статьи 327 ГПК РФ (суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ), пунктов 5 , 6 части 2 статьи 329 ГПК РФ (в апелляционном определении должны быть указаны в том числе обстоятельства дела, установленные судом апелляционной инстанции, выводы суда по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления, мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался) какого-либо обоснования со ссылкой на нормы права и доказательства, имеющиеся в материалах дела, не привел, новых обстоятельств, имеющих значение для дела и опровергающих выводы суда первой инстанции, не установил. Более того, заключение служебной проверки, которым установлен факт совершения Коноваловым А.В.

проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, судом апелляционной инстанции опровергнуто не было, незаконным не признано.При разрешении спора суд первой инстанции исследовал обстоятельства дела, дал оценку представленным сторонами доказательствам, в том числе материалам служебной проверки и установленным в ходе ее проведения фактам нарушения Коноваловым А.В. требований закона, предъявляемых к поведению сотрудника органов внутренних дел как в служебное, так и во внеслужебное время, правильно применив к спорным отношениям нормы материального права, сделал вывод о наличии в действиях Коновалова А.В.

проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, и, соответственно, о наличии у ответчика основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы и последующего расторжения с ним контракта по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ.При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось оснований, установленных статьей 330 ГПК РФ, для отмены решения суда первой инстанции, а также для удовлетворения исковых требований Коновалова А.В. и восстановления его на службе.С учетом изложенного обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с требованиями закона.Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила: апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 22 декабря 2015 года отменить, оставить в силе решение Железнодорожного районного суда г.

Пензы от 9 октября 2015 года. История рассмотрения дела Задайте вопрос бесплатно и получите ответ юриста в течение 30 минут Срочный вопрос Спросить юриста Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Судиться с МВД себе дороже.

Обзор столичной правоприменительной практики

Районные суды Москвы взыскивают минимальные компенсации по делам о незаконных привлечениях к административной ответственности со стороны МВД России, убедился Legal.Report, изучив несколько десятков соответствующих дел.

Ни в одном из них сумма не превышает 10 тыс. рублей, но даже такую мизерную выплату взыскать удается далеко не всегда.

Ваш представитель — ваши проблемы В августе 2020 года в один из столичных отделов полиции было подано заявление с требованием привлечь москвича Дмитрия Марченко (здесь и далее фамилии изменены — L.R) к ответственности за побои.

МВД сочло правонарушение доказанным и составило против мужчины протокол по ст. 6.1.1 КоАП РФ. Дело ушло в мировой суд.

Однако судья решила, что в действиях Марченко нет состава административного правонарушения, и прекратила дело. Мосгорсуд оставил решение в силе.

После этого Марченко подал иск к МВД, попросив взыскать расходы на представителя — 200 тыс., а также компенсацию морального вреда в 100 тыс. рублей. По мнению судьи Замоскворецкого суда Яны Шемякиной, МВД незаконно составило на мужчину протокол об административном правонарушении. Но факт прекращения дела не свидетельствует о том, что ему был причинен моральный вред, заявил суд.
Но факт прекращения дела не свидетельствует о том, что ему был причинен моральный вред, заявил суд. Так, действия должностного лица по возбуждению дела не нарушили неимущественных прав Марченко и не вызвали негативных последствий в виде физических и нравственных страданий.

В итоге Марченко компенсируют 8 тыс., из которых 3 тыс.

— за услуги представителя. Эти цифры, по мнению суда, являются

«разумными и достаточными по данной категории спора»

. Как именно суд пришел к такой сумме, в решении не указывается.

Не дождется денег от полиции и житель столицы Николай Геращенко.

В сентябре 2020 года ГИБДД привлекла его к ответственности за нарушение ПДД. Мужчина был вынужден отправиться в суд, который закрыл дело в связи с отсутствием события административного правонарушения. Несмотря на то, что Геращенко попросил относительно небольшую компенсацию морального вреда (всего 10 тыс.

рублей), все та же судья Шемякина отказала и в ней.

«Возмещение морального вреда могло иметь место только тогда, когда в результате незаконных действий должностного лица были причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага»

, — отметила судья в определении. Геращенко потратил на услуги представителя в суде 51,5 тыс. рублей. И вновь Шемякина решила, что эти траты не могут быть компенсированы в полном объеме.

И снова в решении есть фраза про «разумность и достаточность» компенсации в 5 тыс.

рублей без каких-либо обоснований. Примечательно, что в своем нежелании компенсировать серьезные траты граждан на услуги представителей по административным делам судья Шемякина не одинока. Ее коллега Елена Перепечина считает, что нужно учитывать объем оказанных юридических услуг, а также категорию дела, по которому они оказывались.

Такие суждения были высказаны ею в решении по иску Алексея Рудскова к МВД. 12 марта 2018 года в отношении водителя был составлен протокол по ст.

12.15 КоАП РФ (нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги, встречного разъезда или обгона).

Впоследствии производство по делу об административном правонарушении было отменено.

А Рудсков подал в суд на МВД, потребовав взыскать убытки на сумму 70 тыс. рублей, а также расходы на представителя в размере 50 тыс. рублей. Перепечина отказалась взыскать с министерства всю сумму, присудив ему всего 6 тыс.

рублей в качестве компенсации расходов по оплате юридических услуг. Тысяча рублей за госпитализацию из отдела полиции Тема компенсации морального вреда в российских судах продолжает оставаться в подвешенном виде. Получить хоть какую-либо значимую сумму в настоящее время практически невозможно, прецедентов почти не было.

Получить хоть какую-либо значимую сумму в настоящее время практически невозможно, прецедентов почти не было. Судьи исходят исключительно из своих представлений, взыскивая мизерные компенсации в пользу истцов. L.R ранее о том, как Замоскворецкий суд Москвы взыскал всего 10 тыс.

рублей в пользу жителя столицы Никиты Костина, который больше полутора лет провел под стражей по подозрению в грабеже. В итоге выяснилось, что к преступлению он не причастен. Есть и другие примеры. В сентябре 2018 года столичные полицейские задержали гражданина Молдавии по подозрению в незаконной трудовой деятельности.

В отношении него составили протокол по п. 2 ст. 18.10 КоАП РФ, дело было направлено в Кузьминский суд. В итоге мужчину признали виновным, приговорили к штрафу в 5 тыс.

рублей с административным выдворением за пределы России. Впоследствии Мосгорсуд отменил это решение, указав, что полицией не доказана виновность гражданина.

А протокол об административном правонарушении в его отношении является незаконным. Мужчина подал в суд на МВД, считая, что ему были причинены нравственные страдания и переживания. А также попросил взыскать убытки в виде расходов по оплате услуг адвоката и оформлению доверенности.

Несмотря на то, что он потратил 56,5 тыс. рублей на услуги представителя, суд взыскал с МВД всего 3 тыс. рублей. Плюс 5 тыс. рублей компенсации морального вреда.

Решение подтвердил Мосгорсуд. Еще меньше получил Дмитрий Моторин, которого пытались привлечь к ответственности за неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции (ч.

1 ст. 19.3 КоАП РФ). Еще в январе 2017 года соответствующее постановление вынес начальник полиции УМВД России по Красногорскому району.

Но в октябре того же года суд отменил это решение в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Моторин потребовал в суде 25 тыс. рублей в качестве компенсации морального вреда. Истец заявил, что полицейские задержали его на 48 часов и держали в отделе полиции без еды и воды, а также не пускали адвоката и не вручали документов. В итоге он был госпитализирован. «По мнению суда, незаконное содержание истца под арестом причиняло ему нравственные страдания, суд приходит к выводу о том, что истцу подлежит компенсация морального вреда в размере 1 тыс.

«По мнению суда, незаконное содержание истца под арестом причиняло ему нравственные страдания, суд приходит к выводу о том, что истцу подлежит компенсация морального вреда в размере 1 тыс.

рублей», — постановил суд. В апреле 2020 года глава Совета судей РФ Виктор Момотов коллег не скупиться на компенсацию морального вреда. По его словам, российские суды по-прежнему взыскивают компенсации морального вреда «в крайне низком размере» — как правило, не более 15 тыс.

рублей. Эти мизерные суммы не позволяют истцу загладить перенесенные страдания и восстановить социальную справедливость, а также не способны удержать ответчика от противоправного поведения, поскольку экономические риски слишком малы.

Между тем, как считает судья ВС, взыскание компенсаций морального вреда в адекватном размере позволило бы укрепить законность и правопорядок в целом ряде сфер, отличающихся высокой социальной значимостью.

Судя по всему, слова Момотова так и остались не услышанными московскими судами.

Дело N33а-14394/2016.

О признании действий незаконными, компенсации морального вреда.

рублей.Судом постановлено вышеуказанное решение.В апелляционной жалобе представитель МО МВД России «Курагинский» М.Ю. просит решение отменить как незаконное и необоснованное, принятое с нарушением норм процессуального права, несоответствием выводов фактическим обстоятельствам дела.В апелляционной жалобе представитель Министерства финансов РФ Г.

просит решение отменить, ссылаясь на то, что оснований для удовлетворения требований о компенсации морального вреда не имеется, поскольку не установлена незаконность действий должностных лиц и их вина в причинении вреда.В апелляционной жалобе заместитель начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К.

просит решение отменить, как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права, а также несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.Шиллером С.Э.

поданы возражения на апелляционную жалобу заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К., в которых просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. Кроме того, Ш. сослался на возможность изменения решения суда, указав на незаконность действий именно К., а не сотрудников полиции в целом.В судебное заседание суда апелляционной инстанции явились: административный истец Ш., заинтересованное лицо — заместитель начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К., остальные участники по делу не явились, о времени и месте рассмотрения дела по апелляционной жалобе извещены надлежащим образом.Судебная коллегия признала возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.Судебная коллегия считает необходимым апелляционные жалобы представителя МО МВД России «Курагинский» М.Ю.

и представителя Министерства финансов РФ Г.

оставить без рассмотрения в силу следующего.Согласно ст. 1 Федерального закона N 22-ФЗ от 08.03.2015 года

«О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»

с 15 сентября 2015 года введен в действие Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации.В соответствии с п.

5 ст. 309 КАС РФ, по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе: оставить апелляционные жалобу, представление без рассмотрения по существу при наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 301 настоящего Кодекса.Согласно п. 1 ч. 1 ст. 301 КАС РФ апелляционная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, апелляционное представление — прокурору, если: апелляционные жалоба, представление поданы лицом, не имеющим права на обращение в суд апелляционной инстанции.В соответствии с ч.

1 ч. 1 ст. 301 КАС РФ апелляционная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, апелляционное представление — прокурору, если: апелляционные жалоба, представление поданы лицом, не имеющим права на обращение в суд апелляционной инстанции.В соответствии с ч.

2 ст. 299 КАС РФ апелляционная жалоба подписывается лицом, ее подающим, или его представителем.

К апелляционной жалобе, поданной представителем, должны быть приложены документ, удостоверяющий полномочия представителя, а также иные документы, указанные в части 3 статьи 55 настоящего Кодекса, если они отсутствуют в деле.Согласно ч. 1 , 3 ст. 55 КАС РФ представителями в суде по административным делам могут быть лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование. Представители должны представить суду документы о своем образовании, а также документы, удостоверяющие их статус и полномочия.Как усматривается из материалов административного дела, апелляционные жалобы от имени МО МВД России «Курагинский» и Министерства финансов РФ в нарушение ст.

55 КАС РФ поданы и подписаны их представителями М.Ю.

и Г. (соответственно) без предоставления дипломов о высшем юридическом образовании.При таких обстоятельствах, вышеуказанные апелляционные жалобы в силу п. 5 ст. 309 КАС РФ подлежат оставлению без рассмотрения по существу ввиду наличия оснований, предусмотренных частью 1 статьи 301 настоящего Кодекса.Проверив материалы дела, законность и обоснованность решения, выслушав заместителя начальника ОГИБДД МО МВД «Курагинский» К., поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы в полном объеме, Шиллера С.Э., согласившегося с решением суда, обсудив доводы апелляционной жалобы, поданной заместителем начальника ОГИБДД МО МВД «Курагинский» К., судебная коллегия считает, что решение суда нельзя признать законным и обоснованным, вследствие чего оно подлежит отмене по следующим основаниям.В силу ч. 1 ст. 218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее — орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Гражданин, организация, иные лица могут обратиться непосредственно в суд или оспорить решения, действия (бездействие) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию, у вышестоящего в порядке подчиненности лица либо использовать иные внесудебные процедуры урегулирования споров.На основании ч.

1 ст. 2 Федерального закона от 07.02.2011 г.

N 3-ФЗ «О полиции» деятельность полиции осуществляется по следующим основным направлениям: защита личности, общества, государства от противоправных посягательств; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; выявление и раскрытие преступлений, производство дознания по уголовным делам; розыск лиц; производство по делам об административных правонарушениях, исполнение административных наказаний; обеспечение правопорядка в общественных местах; обеспечение безопасности дорожного движения; контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере частной детективной (сыскной) деятельности; государственная защита потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, судей, прокуроров, следователей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, а также других защищаемых лиц; осуществление экспертно-криминалистической деятельности.Согласно п.

5 ч. 1 ст. 13 этого же Федерального закона полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляется право беспрепятственно по предъявлении служебного удостоверения посещать в связи с расследуемыми уголовными делами и находящимися в производстве делами об административных правонарушениях, а также в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции , государственные и муниципальные органы, общественные объединения и организации, знакомиться с необходимыми документами и материалами, в том числе с персональными данными граждан, имеющими отношение к расследованию уголовных дел, производству по делам об административных правонарушениях, проверке заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях.Положениями части 3 статьи 15 Федерального закона «О полиции » установлено, что проникновение сотрудников полиции в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями (за исключением помещений, земельных участков и территорий дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств, представительств международных организаций), допускается в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также: 1) для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; 2) для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления; 3) для пресечения преступления; 4) для установления обстоятельств несчастного случая.Как следует из материалов дела, Ш.

является собственником земельного участка по адресу: Кроме того, Шиллеру С.Э.

на праве собственности принадлежит автомобиль «Toyota Harrier», государственный регистрационный знак N07.07.2016 года в МО МВД России «Курагинский» поступил запрос ГУ МВД России по Красноярскому краю о проведении служебной проверки по факту сдачи либо утраты государственных регистрационных знаков NОдним из оснований для проведения служебной проверки указывалось наличие фотофиксации административного правонарушения, допущенного 09.06.2016 года водителем транспортного средства «Toyota Harrier», государственный регистрационный знак N которое 06.02.2016 года было перерегистрировано в связи со сменой собственника и этому транспортному средству был присвоен иной государственный регистрационный знак NПроведение служебной проверки было поручено заместителю начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К.Удовлетворяя административные исковые требования о признании незаконными действий сотрудников МО МВД России «Курагинский», суд первой инстанции исходил из того, что 07.07.2016 года в 09-00 часов К.

получил объяснение от Шиллера С.Э. по факту приобретения им автомобиля, а также с согласия собственника по месту его жительства по адресу: произвел визуальный осмотр данного автомобиля.В этот же день, то есть 07.07.2016 года в 14-00 часов заместитель начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К. и сотрудник ГИБДД М.А. через открытые ворота заехали на служебном автомобиле на территорию земельного участка, принадлежащего Шиллеру С.Э., не получив согласия последнего на данные действия, после чего К.

повторно произвел осмотр автомобиля «Toyota Harrier» с государственным регистрационным знаком N, при этом, самовольно открыв не запертую на замок дверь указанного автомобиля.Суд первой инстанции, учитывая изложенные выше обстоятельства, а также показания свидетелей С.А. и Ч., подтвердивших обстоятельства, произошедшие 07.07.2016 года в 14-00 часов, пришел к выводу о незаконности действий сотрудников ГИБДД в связи с их проездом на служебном автомобиле через открытые ворота на земельный участок Шиллера С.Э. и проведением осмотра автомобиля «Toyota Harrier» без разрешения собственника, чем нарушено право Шиллера С.Э.

на охрану его частной собственности.

При этом суд установил, что проведение служебной проверки по факту утраты государственных регистрационных знаков сотрудниками полиции основанием для проникновения на земельный участок, принадлежащий гражданину, а также для проведения осмотра автомобиля, без соответствующего согласия собственника, действующим законодательством не предусмотрено.Судебная коллегия не может согласиться с такими выводами суда первой инстанции, поскольку они противоречат обстоятельствам по делу и сделаны с нарушением норм материального права, а также недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела.В соответствии с п. 2 и 4 ч. 2 ст. 310 КАС РФ основаниями для отмены решения суда в апелляционном порядке являются недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела и нарушение норм материального права.Так, согласно ч. 1 ст. 52 Федерального закона от 30.11.2011 года N 342-ФЗ

«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

служебная проверка проводится по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя при необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 14 настоящего Федерального закона, а также по заявлению сотрудника.Согласно ч.

3 ст. 52 вышеуказанного Федерального закона при проведении служебной проверки в отношении сотрудника органов внутренних дел должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению: 1) фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка; 2) вины сотрудника; 3) причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка; 4) характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка; 5) наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в органах внутренних дел.Порядок проведения служебной проверки устанавливается федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел ( ч. 9 ст. 52 Федерального закона от 30.11.2011 года N 342-ФЗ

«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

).В соответствии с п. 13 , 14 Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Приказом МВД России от 26.03.2013 года N 161, основанием для проведения служебной проверки является необходимость выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 14 Федерального закона от 30 ноября 2011 г.

N 342-ФЗ

«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

, а также заявление сотрудника.Поручение сотруднику о проведении служебной проверки оформляется в виде резолюции на свободном от текста месте документа, содержащем сведения о наличии основания для ее проведения. Допускается оформление резолюции на отдельном листе или на специальном бланке с указанием регистрационного номера и даты документа, к которому она относится.Из содержания п.

29 вышеуказанного Порядка следует, что приведенный в пункте 28 настоящего Порядка перечень мероприятий не является исчерпывающим и может быть дополнен соответствующим руководителем (начальником) в ходе проведения служебной проверки в зависимости от конкретной ситуации.По мнению судебной коллегии, доводы апелляционной жалобы заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К.

заслуживают внимания, поскольку суд, устанавливая обстоятельства незаконности действий сотрудников полиции по событиям, произошедшим 07.07.2016 года в 14-00 часов, принял во внимание показания свидетелей С.А.

и Ч., которые указали на то, что сотрудник полиции К.

открыл не запертую дверь автомобиля, принадлежащего Шиллеру С.Э.Вместе с тем, судебная коллегия, оценив в совокупности все представленные сторонами и участниками по делу доказательства, приходит к выводу об отсутствии противоправности в действиях должностного лица — заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К.Судебная коллегия установила, что визит заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К.

на служебном автомобиле на земельный участок Шиллера С.Э. был обусловлен необходимостью служебной проверки, которая проводилась в рамках действующего законодательства РФ по изложенным выше фактам.Таким образом, у должностного лица К.

имелись законные повод и основание для посещения Шиллера С.Э., как собственника автомобиля «Toyota Harrier» с государственным регистрационным знаком N, и визуального осмотра данного транспортного средства.Судебная коллегия учитывает, что Ш.

07.07.2016 года в 09-00 часов давал письменные объяснения должностному лицу К. и последний производил визуальный осмотр автомобиля, что указывает на то, что Ш. был осведомлен о проводимой К.

служебной проверке.В связи с этим, повторный визит сотрудника полиции К. на земельный участок в целях уточнения фактов в рамках проведения служебной проверки, а не по иным основаниям, не мог нарушать права, свободы и законные интересы Шиллера С.Э., который ранее в этот же день при взятии у него объяснений был уведомлен о ее проведении и беспрепятственно разрешил этому же сотруднику полиции визуально осмотреть принадлежащий ему автомобиль.Так, участниками по делу, в том числе и административным истцом Шиллером С.Э., подтвержден факт того, что на земельном участке, который принадлежит Шиллеру С.Э., 07.07.2016 года в 14-00 часов были открыты ворота для свободного проезда транспортных средств и прохода людей на земельный участок.При этом, в суде апелляционной инстанции Ш.

подтвердил, что на земельном участке, где открыты ворота, располагается пилорама, которая используется им для бизнеса, то есть в коммерческих целях.Из указанных обстоятельств, судебная коллегия усматривает, что проезд и проход на территорию принадлежащего Шиллеру С.Э.

земельного участка 07.07.2016 года был открыт для свободного доступа и каких-либо препятствий со стороны Шиллера С.Э. для этого не создавалось.Судебная коллегия, учитывая все вышеизложенные обстоятельства, приходит к выводу о том, что у заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К. не имелось оснований для получения отдельного разрешения у собственника земельного участка Шиллера Д.В.

для проезда на служебном автомобиле на земельный участок с целью исполнения своих должностных обязанностей сотрудника полиции в рамках проведения служебной проверки.Кроме того, судебная коллегия учитывает, что у суда отсутствовали основания для принятия в качестве допустимых доказательств обоснованности административных исковых требований показаний свидетелей С.А. и Ч., находившихся 07.07.2016 года в 14-00 часов на пилораме, поскольку из обстоятельств дела, а также пояснений Шиллера С.Э. о коммерческом использовании им пилорамы, расположенной рядом с его земельным участком, на котором расположен дом, возле которого находился автомобиль, данные лица являются заинтересованными в исходе дела, поскольку, как сотрудники, работающие на пилораме, находятся в зависимости и в подчинении у Шиллера С.Э.Судебная коллегия также учитывает и то, что отсутствуют по делу какие-либо убедительные доказательства того, что сотрудник полиции К.

открыл дверь автомобиля и проник в его салон.При этом действия заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К., связанные с повторным визуальным осмотром автомобиля, принадлежащего Шиллеру С.А., не повлекли нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца, поскольку в результате действий сотрудника полиции К.

в последующем Ш. каких-либо материальных затрат и убытков не понес, к административной или уголовной ответственности не привлекался и в отношении него и принадлежащего ему транспортного средства каких-либо процессуальных документов со стороны ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» не составлялось и не выносилось.

Доказательств обратного Шиллером С.Э. не представлено.В указанной связи, доводы Шиллера С.Э. о производстве сотрудником полиции К.

замеров с помощью технического прибора светопропускания бокового стекла автомобиля подлежат отклонению как необоснованные и не подтвержденные доказательствами.Несостоятельны и доводы Шиллера С.Э. о том, что со стороны свидетелей С.А. и Ч. к сотруднику полиции К. предъявлялись требования покинуть земельный участок и осуществлялись действия по воспрепятствованию движения служебного автомобиля и данного сотрудника полиции на земельном участке, так как данные доводы не нашли своего подтверждения в суде апелляционной инстанции, так и не подтверждены материалами дела.Таким образом, факт незаконности действий заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К.

не нашел своего подтверждения в суде апелляционной инстанции, вследствие чего, административные исковые требования о признании незаконности действий сотрудников ГИБДД не подлежали удовлетворению судом первой инстанции.Также не подлежат удовлетворению требования о компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов, поскольку основания для их удовлетворения отсутствуют.При указанных обстоятельствах, судебная коллегия считает возможным удовлетворить апелляционную жалобу К.

и отменить решение суда, как незаконное и необоснованное, с принятием по административному делу нового решения об отказе в удовлетворении административных исковых требований Шиллера С.Э. в полном объеме.Руководствуясь ст.

309 — 311 Кодекса административного судопроизводства РФ, судебная коллегия определила: Апелляционную жалобу представителя МО МВД России «Курагинский» М.Ю.

и апелляционную жалобу представителя Министерства финансов РФ Г. оставить без рассмотрения.Апелляционную жалобу заместителя начальника ОГИБДД МО МВД России «Курагинский» К. удовлетворить.Решение Каратузского районного суда Красноярского края от 17 августа 2016 года отменить.Принять по административному делу новое решение, в соответствии с которым в удовлетворении административных исковых требований Шиллера ФИО18 отказать в полном объеме.

Задайте вопрос бесплатно и получите ответ юриста в течение 30 минут Срочный вопрос Спросить юриста Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Дело N1239-О.

» » » » КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕот 27 июня 2017 г. N 1239-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНАХМЫЗНИКОВА СЕРГЕЯ КОНСТАНТИНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГОКОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЯМИ 5 И 6 СТАТЬИ 43 ФЕДЕРАЛЬНОГОЗАКОНА «О ПОЛИЦИИ » Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М.

Данилова, Л.М. Жарковой, С.М.

Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д.

Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.К. Хмызникова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил: 1.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.К. Хмызников оспаривает конституционность следующих положений статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3- ФЗ «О полиции «:части 5 , предусматривающей выплату единовременного пособия в размере двух миллионов рублей при получении сотрудником полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции ;части 6 , согласно которой при установлении гражданину Российской Федерации, уволенному со службы в полиции , инвалидности вследствие военной травмы, полученной в связи с выполнением своих служебных обязанностей и исключившей возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему в порядке, который определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, выплачивается ежемесячная денежная компенсация с последующим взысканием выплаченных сумм указанной компенсации с виновных лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; размер ежемесячной денежной компенсации исчисляется исходя из размера оклада месячного денежного содержания и размера ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий, с применением следующих коэффициентов: 1) в отношении инвалида I группы — 1; 2) в отношении инвалида II группы — 0,5; 3) в отношении инвалида III группы — 0,3.Как следует из представленных документов, заявитель, получивший в 2009 году травму при исполнении служебных обязанностей, с 1 апреля 2014 года уволен со службы в органах внутренних дел по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по достижении сотрудником органов внутренних дел предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел). В соответствии с заключением военно-врачебной комиссии о негодности к службе вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы, и заявлением С.К.

Хмызникова от 17 сентября 2014 года данное основание увольнения было изменено на основание, предусмотренное пунктом 1 части 3 статьи 82 Федерального закона

«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

(в связи с болезнью — на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел). В 2015 году он был признан инвалидом вследствие военной травмы. Решением Старооскольского городского суда Белгородской области от 2 октября 2015 года, оставленным в этой части без изменения судами вышестоящих инстанций, С.К.

Хмызникову отказано в удовлетворении исковых требований о взыскании единовременного пособия и сумм ежемесячной денежной компенсации как сотруднику органов внутренних дел, получившему в связи с выполнением служебных обязанностей военную травму, исключающую возможность дальнейшего прохождения службы, поскольку он был уволен со службы в связи с болезнью — на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы.По мнению заявителя, оспариваемые законоположения — по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой в системе действующего правового регулирования, — служат основанием для отказа в выплате единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации сотруднику органов внутренних дел, получившему в период службы в связи с исполнением служебных обязанностей увечье или иное повреждение здоровья и признанному в связи с этим ограниченно годным к службе в органах внутренних дел, в случае если возможность прохождения службы для него исключена вследствие заболевания, полученного в период службы, и в течение одного года после увольнения ему установлена инвалидность вследствие военной травмы, что нарушает его права и противоречит статьям 1 , 2 , 7 , 19 ( части 1 и 2 ), 37 , 39 (часть 1) , 41 , 45 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также правовым позициям, сформулированным Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 20 июля 2011 года N 21-П и от 1 марта 2017 года N 3-П .2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные С.К.

Хмызниковым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.Установление законодателем в частях 5 и 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции » права сотрудника полиции , а также в силу части 2 статьи 56 данного Федерального закона — сотрудника органов внутренних дел, не являющегося сотрудником полиции , на выплату единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации относится к формам реализации обязанности государства по возмещению указанной категории граждан вреда, причиненного их здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей.Данные законоположения, являясь элементами особого публично-правового механизма возмещения вреда пострадавшим сотрудникам органов внутренних дел, закрепляют дополнительные социальные гарантии, предоставляемые в случае невозможности продолжения службы в связи с получением увечья или иного повреждения здоровья при осуществлении служебной деятельности, и в системе действующего правового регулирования направлены на защиту интересов сотрудников органов внутренних дел, в равной мере распространяются на всех лиц, относящихся к названной категории, и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, уволенного со службы в органах внутренних дел в связи с болезнью — на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы.Правовые позиции, изложенные Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 20 июля 2011 года N 21-П и от 1 марта 2017 года N 3-П , сформулированы применительно к случаям выплаты единовременного пособия сотрудникам органов внутренних дел, в том числе сотрудникам полиции (милиции), получившим увечье или иное повреждение здоровья в связи с выполнением служебных обязанностей и вследствие этого уволенным со службы по состоянию здоровья на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе в органах внутренних дел и о невозможности выполнять служебные обязанности в соответствии с замещаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе, не носят универсального характера и — вопреки утверждениям заявителя — не могут быть применены к случаю, когда указанные лица увольняются со службы в органах внутренних дел в связи с болезнью — на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы.Разрешение же вопроса о наличии оснований для изменения формулировки причины увольнения С.К.

Хмызникова требует исследования фактических обстоятельств дела, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 , частью первой статьи 79 , статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил: 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хмызникова Сергея Константиновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.2.