Меню
Главная - Уголовное право - Статистика по уголовным делам превышение необходимой обороны за 2021 2021 годы

Статистика по уголовным делам превышение необходимой обороны за 2021 2021 годы

Статистика по уголовным делам превышение необходимой обороны за 2021 2021 годы

Защити себя сам


Человек, незаконно проникающий в чужой дом против воли хозяина, должен понимать, что его могут убить. Таков смысл будущего законопроекта, который намерен внести лидер ЛДПР Владимир Жириновский в Госдуму в ближайшее время.

Суть инициативы — расширить понятие «самооборона». То есть дополнить статью 37 УК РФ пунктом о том, что

«действия лица, направленные на защиту себя и своей семьи от насилия или угрозы применения насилия либо на защиту своего имущества, не являются превышением необходимой самообороны»

. Человек, защищающий свой дом и семью от налетчиков, не должен думать о превышении самообороны.

Пусть об этом думают налетчики — они могут нарваться на нож или пулю.

Фото: iStock

«Сегодня граждане, которые защищали свою жизнь, семью и дом от бандитов, грабителей и насильников, часто в итоге сами оказываются за решеткой, потому что у нас действует норма о так называемом превышении пределов необходимой самообороны»

, — рассказал Владимир Жириновский «Известиям».

При этом он сослался на законодательство США, где гражданин без всяких оговорок вправе убить любого, вторгшегося в его жилище. И в 98 процентах случаев такие действия оправдываются.В России же в 2018 году за превышение пределов самообороны вынесены приговоры 750 гражданам, в 2017-м — 854.Не удивительно, что такое заявление сразу же вызвало бурные дебаты в депутатском корпусе, среди юристов, правоохранителей и обычных граждан.

Судя по высказываниям в Сети, большинство граждан — за такие поправки.Собственно, эта проблема не нова и в принципе, казалось бы, нашим законодательством уже решена.

Так, статс-секретарь и вице-президент Федеральной палаты адвокатов Константин Добрынин в своем блоге несколько лет назад написал, что «существующая сейчас в Уголовном кодексе статья 37 более чем достаточна для того, чтобы необходимую оборону осуществлять в любых пределах. Главное — чтобы необходимая оборона не превращалась зачастую в нечто иное, например, запоздалую оборону. Есть еще нюанс, о котором забывают многие: необходимая оборона — это мыслительный процесс, ты должен успеть соотнести соотношение нападения и защиты и соразмерность твоих действий как защищающегося с действиями нападавшего».Действительно, если женщину пытаются всего лишь изнасиловать, то зачем же она сразу тыкает насильника маникюрными ножницами в глаз?

Надо поразмыслить и подождать, вдруг этот милый человек захочет затем ее задушить?

Вот тогда — в глаз! Но если для жизни нет очевидной угрозы, то изнасилованную женщину, убившую насильника, гарантированно посадят. Так было не раз.Три года назад даже была высказана инициатива предложить законодателям законопроект об особом порядке рассмотрения дел о самообороне. Так, предлагалось вообще убрать из Уголовного кодекса понятие «превышение мер необходимой самообороны».

Речь шла о том, может ли человек, на которого напали грабители, насильники или убийцы, осознавать в этот момент, превышает ли он что-то?Три года назад предлагалось вообще убрать из Уголовного кодекса понятие «превышение мер необходимой самообороны»А пока — все не в пользу тех, кто обороняется. Если история получила общественный резонанс и попала на страницы СМИ — человека, пытавшегося себя защитить, оправдают.

Нет — значит, нет. Как будто понятие «самооборона» вообще отсутствует в нашей юриспруденции. Хотя уже давно внесли изменения и в Уголовный кодекс (это статьи 37 и 38), где объяснили понятия необходимой самообороны и ее превышения. Причем во всех подробностях. А 27 сентября 2012 года вышло Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 19

«О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»

.

Верховный Суд напомнил всем судьям о праве на самооборону и подробно разъяснил, как надо рассматривать подобные дела — об этом тогда подробно рассказала «РГ».Это постановление вышло по весьма конкретному и вопиющему поводу. Случилось вот что: на гражданина Соколова и его товарища, возвращавшихся вечером с работы, на улице напали трое отморозков — хотели ограбить.

У гопников были длинные и крепкие рейки, содранные со скамеек. Соколов с товарищем стали убегать, но гопники их догоняли и били — на теле Соколова насчитали потом следы десятка ударов. В конце концов, Соколов отобрал палку у одного из нападавших и ударил его по голове. Удар оказался смертельным, и Соколову присудили шесть лет колонии строгого режима с выплатой материального и морального вреда (!) семье потерпевшего.
Удар оказался смертельным, и Соколову присудили шесть лет колонии строгого режима с выплатой материального и морального вреда (!) семье потерпевшего. Защита Соколова обратилась в Верховный суд.

Собравшаяся затем Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отменила предыдущее решение в отношении Соколова — он был оправдан и реабилитирован.То есть, чтобы добиться законности и справедливости, пришлось дойти до самой высокой судебной инстанции. Неужели жертвам нападений, которым посчастливилось отбиться и уцелеть, всякий раз придется взывать к Верховному суду?

А если не удастся туда достучаться? Так ведь многим и не удается.

Например, однажды дали реальный срок хозяину квартиры, который установил у себя своеобразную защитную сигнализацию — пароходный ревун.

Вор вскрыл дверь — и тут жуткий гудок.

Преступник умер от разрыва сердца, а мужик сел в тюрьму. Правоохранителям так показалось удобнее, и они опирались не на закон, а на сложившуюся практику. Логика проста: если есть труп — должен быть виновный.

А что и почему — уже не важно.Наше население, разумеется, знает о таких вот «странностях» и «пристрастиях» правоохранителей и судей и давно приноровилось к обстоятельствам — люди защищаются от злодеев как могут. Но при этом в полицию обращаются все реже. Ударил налетчика, как и чем смог, — и беги, не оглядываясь.

А вот те сознательные граждане, которые пытаются привести в чувство сомлевшего бандита, вызывают «скорую» и полицию, как правило, оказываются сами во всем виноватыми. Подумаешь, парень всего лишь хотел отобрать у вас часы, мобильник и бумажник, ну, может, пару раз ударить, а вы его — из «травмата». Или — палкой по голове. Превышение!

Надо ли удивляться, что полицейским часто приходится списывать найденные в темных подворотнях, переулках и парках трупы на «внутрибандитские разборки» или, скажем, несчастные случаи.Тем временемПриемы ГиппократаВ Германии участились случаи нападений пациентов на врачей, пишет Frankfurter Allgemeine Zeitung. По статистике МВД, каждый четвертый медик сталкивался с физическим насилием или его угрозой — это «средняя температура по больнице».

Острее всего проблема стоит в отделениях неотложной помощи: в прошлом году агрессии со стороны больных подверглись три четверти сотрудников «скорой». Детонатором взрывной ситуации может послужить что угодно — от длинной очереди до слишком дорогого рецепта. В 2017 году было зафиксировано 692 случая нападения на врачей, 2436 — на медбратьев и медсестер, особенно уязвимых.

Дошло до того, что медработники стали активнее посещать курсы самообороны, которые, например, запустило Объединение государственных больниц Тюрингии. Как отмечает его глава Аннете Роммель, на них разъясняют, как лучше успокоить разгоряченного пациента, а в крайнем случае — и дать отпор.

Аналогичные тренинги проводились в земле Бранденбург.

Пилотные курсы оказались востребованными, на них записались врачи самого разного профиля — от педиатров и аллергологов до дерматологов и психиатров. Им выделили опытного полицейского — господина Хенке из антитеррористического подразделения, который обычно обеспечивает порядок во время политических саммитов и футбольных матчей.
Им выделили опытного полицейского — господина Хенке из антитеррористического подразделения, который обычно обеспечивает порядок во время политических саммитов и футбольных матчей.

Его советы могут показаться курьезными, но они работают.

Мебель в кабинете следует расставить так, чтобы у доктора всегда были «пути к отступлению». У него должно быть наготове и кодовое слово — сигнал тревоги, требующий немедленного вызова полиции.

Со стола лучше убрать тяжелые предметы, а от пациента держаться на расстоянии как минимум двух вытянутых рук.

Не помешают и основы рукопашного боя. При этом полицейский рассказывает, как избежать превышения самообороны, за которое врачу пришлось бы отвечать.Подготовила Екатерина Забродина Власть Безопасность Уголовное законодательство

Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

» Бесплатная консультация юриста по телефонуДорогие читатели!

Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонуМосква и МО +7 499 938 62 89Санкт-Петербург и ЛО +7-812-425-13-17В моменты задержания лица, совершившего преступление, уголовный правовой норматив представляет меры ответственности, если право на жизнь и телесную целостность задерживаемого были нарушены.Такими мерами являются следующие наказания:

  1. лишение, либо ограничение свобод на период до 2-х лет;
  2. назначение исправительных, либо принудительных работ на период до 2-х лет.

Что касается сроков несения ответственности, то закон как раз говорит о том, что он может быть любым, по усмотрению суда. Но максимальный его предел при преувеличении мер необходимых для задержания лица не должен быть более двухлетнего диапазона времени.

Это же касается и случаев при совершении оборонительных действий, их чрезмерности – срок не более 1 года.Когда случается умышленное причинение легкого вреда, то уголовной ответственности здесь нет из-за незначительных повреждений, причиненных преступнику при его задержании.

Но если умышленность будет доказана, а последствия тяжкими – тогда уголовная ответственность котируется по ст. 114.В судебных инстанциях Российской Федерации статья 114 УК РФ всегда рассматривается как основная для определения объема наказания тем лицам, которые оборонялись, либо пытались задержать преступника, но не рассчитали своих сил и причинили ему физические страдания.

Но и не только это важно при расследовании дела.

Судья может понять из слов очевидцев, либо иных доказательств, что потерпевшая сторона умышленно превысила свою свободу защищаться.Варианты развития событий судебных разбирательств:

  • После того, как злоумышленник обезврежен, все дальнейшие действия будут восприниматься судом как превышающие права на защиту.
  • В момент прецедента, пока в руках и преступника есть оружие, жертве можно обороняться всеми доступными ей способами.
  • Самообороной не считается случай, когда предполагаемая жертва спровоцировала нападение.
  • Как только преступник сам отступил, не стал более домогаться жертвы или его имущества, никаких физических воздействий на него уже применять нельзя.
  • Нападавший просил остановиться защищающегося, но не был услышан. В итоге после его убийства, потерпевший будет ограничен в свободе сроком до 2-х лет.

Когда произошло убиение уже задержанного и обезвреженного преступника, то это будет расцениваться как рецидив с тяжкой степенью вины или убийство по мотивам мести. В данном случае предусмотрено лишение свободы на период от полугода до 15 лет (ст.105 УК РФ).Уголовная ответственность наступает при совокупности двух условий:

  • Убийство или причинение тяжкого/средней тяжести вреда здоровью в результате превышения пределов необходимой самообороны.
  • Превышение пределов самообороны.

В случае убийства действия обороняющегося квалифицируются по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется по ч.

1 ст. 114 УК РФ. Оба преступления относятся к категории небольшой тяжести. Максимальное наказание по ст.

108 УК РФ – 2 года лишения свободы, по ст. 114 УК РФ – 1 год. Оно может быть как реальным, так и условным.Краеугольный камень уголовной ответственности – превышение пределов самообороны. Все начинается с оценки именно этого.Как превышение пределов расцениваются такие действия обороняющегося, которые:

  1. Были защитой от преступления (любого), но не соответствовали характеру и опасности посягательства при наличии у обороняющегося возможности правильно их оценить.
  2. Не были защитой личности и прав, охраняемых законом интересов общества или государства от посягательства на них, сопряжённого с опасностью для жизни (насилием, угрозой насилия).

Уголовная ответственность полностью исключена, если к обороняющемуся или другим лицам применяют насилие опасное для жизни или есть угроза для жизни.

В этом случае убийство нападавшего или вред его здоровью – правомерные действия в любом случае.

И только в случае отсутствия такого насилия или угрозы необходимо оценивать, было ли или нет превышение пределов, а если было – не связано ли это с внезапностью посягательства.Насилие, которое создает опасность для жизни – любые действия, способные привести к смерти.

Например, ранение в жизненно важный орган или травма, вызвавшая обильное кровотечение. Более точно этот аспект определяется судебно-медицинской экспертизой.

Соответственно, угроза применения такого насилия – это реально возможное насилие. Скажем, если нападающий угрожает огнестрельным оружием, идет на обороняющегося с ножом, топором или другим подобным предметом.Понятно, что простому человеку в стрессовой ситуации крайне сложно оценить, есть или нет угроза жизни. На этот случай и предусмотрено отсутствие уголовной ответственности при внезапности нападения – настолько неожиданном его совершении, что трудно правильно оценить ситуацию и выбрать адекватный метод и способ защиты.

Рекомендуем прочесть:  Сколько дают за жесткое убийство

Но здесь важно, что скажет обороняющийся: как он оценивал нападение или угрозу, о чем думал в этот момент, почему совершил конкретные действия.Кроме того, уголовная ответственность исключена, если пределы самообороны превышены, но нет убийства или тяжкого/средней тяжести вреда здоровью. Например, наступил легкий вред здоровью или вовсе образовались только синяки или ссадины.

Здесь все однозначно. Последствия оцениваются в рамках судебно-медицинской экспертизы.Превышение самообороны, повлекшее смерть, не всегда влечет уголовную ответственность. Важный нюанс – должно быть именно убийство, то есть умышленное причинение смерти. Если смерть нападавшего наступила по неосторожности (например, его оттолкнули, он упал, ударился головой, и умер), то уголовной ответственности не будет.

Если смерть нападавшего наступила по неосторожности (например, его оттолкнули, он упал, ударился головой, и умер), то уголовной ответственности не будет. Если нападавшему причинен тяжкий вред здоровью, повлекший затем смерть (то, что в иных ситуациях квалифицируется по ч.

4 ст. 111 УК РФ), то и здесь действия обороняющегося не могут быть квалифицированы по ст. 108 УК РФ – максимум по ст. 114 УК РФ.Статья 114 УК РФ, в свою очередь, также требует, что тяжкий или средней тяжести вред здоровью был причинен умышленно. Неосторожность, как и в случае со ст.

108 УК РФ, исключает уголовную ответственность.

Поэтому не всякое превышение самообороны, повлекшее тяжкие телесные повреждения, может влечь наказание.Если говорить о том, как опытные юристы комментируют данную статью уголовного законодательства, то всё сводится к озвучиванию мер ответственности. Величины наказаний представлены за то, что обороняющийся или человек, предпринимающий попытки задержания преступника, не смог рассчитать своих сил, применил мотивированную жесткость. Общая структура статьи может быть представлена следующими пунктами:

  • Часть первая говорит о наказании за то, что вред был причинён при обороне.
  • Часть вторая – о том, что были превышены меры для задержания преступника.

Если сравнивать рассматриваемый законодательный акт со ст.108 Кодекса российского уголовного права, то можно обнаружить, что объекты у них разные.

При этом мы видим, что смысл идентичен – рецидив произошел в случаях самоорганизации с целью защитить себя или близких людей.Отличия по объекту:

  • В ст.108 фигурирует причинение вреда жизни – убийство.
  • В ст.114 описано причинение вреда здоровью – нанесение телесных повреждений в средней и тяжелой степени.

Юридически считается, что наименование заголовка не совсем подходит под само содержание закона. Говорится о причинении вреда во время самообороны, а по факту – речь идёт в пунктах о мерах ответственности за превышение собственных прав при защите себя.

Кроме этого, нужно отметить мотив допущения превышений прав, который классифицируется специалистами как субъективный. При этом доказать его вид – косвенный умысле, либо прямой, можно только лишь при наличии доказательной базы.

Таковыми документами могут стать файлы видеосъемки, либо подтверждение в письменном виде свидетельств очевидцев.Если будет доказана вина человека, возникшая по неосторожности, то уголовных наказаний за это не предусматривается. В данном случае, лицо может получить либо оправдание, в зависимости от степени тяжести самой вины, либо меру гражданской или административной ответственности.Автор: Казаникова Елена ВладимировнаБесплатная консультация юриста по телефонуДорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонуМосква и МО +7 499 938 62 89Санкт-Петербург и ЛО +7-812-425-13-17Человек превышает пределы необходимой самообороны, если он наносит чрезмерный физический вред нападающему, степень которого не соответствовала опасности в действительности.

В соответствии с Уголовным кодексом РФ самооборона по силе должна быть такой же, как и угроза.Если жертва превысила пределы необходимой самообороны, то ее ожидает наказание, которое регулирует:

  1. статья 108 УК РФ, если нападающий скончался.
  2. статья 114 УК РФ, если нападающий столкнулся с ущербом для здоровья средней или высокой тяжести;

Для того чтобы привлечь человека к указанным статьям, необходимо доказать следующее: защищавшийся четко осознавал, что его самооборона не соответствует степени опасности со стороны лица, которое пыталось напасть. Защищающемуся требовалось заранее понять, не будет ли его самозащита чересчур опасной для жизни и здоровья преступника.К признакам допустимой самообороны относятся следующие:

  1. умышленное совершение действий;
  2. несоответствие самообороны угрозе.
  3. несоразмерность ущерба, который наносится преступнику;
  4. максимальный уровень опасности самозащиты;

Уполномоченные лица при определении превышения предела принимают в учет такие факторы:

  1. степень опасности, которая угрожала защищающемуся;
  2. применение оружия;
  3. дата совершения преступления, место;
  4. силы и возможности обороняющегося по предотвращению нападения;
  5. психическое состояние защищающегося, который вследствие волнения и стресса, скорее всего, не мог объективно соизмерить самозащиту и степень угрозы со стороны нападающего;
  6. иные обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения конкретного дела.
  7. возраст защищающегося и нападающего, их физические возможности;

Изучение совокупности факторов позволит понять, действительно ли человек превысил пределы достаточной самообороны.

  1. В марте 2021 года 29-летнюю жительницу Ельца обвинили по статье – умышленное причинение тяжкого вреда самочувствию при превышении пределов достаточной самообороны.

    Обвиняемая вонзила в грудь своего сожителя нож, после того как он, находясь в состоянии алкогольного опьянения ее избил.

    После этого женщина вызвала скорую помощь. На заседании она признала вину, раскаялась в своем поступке, подробно описала обстоятельства того вечера. Суд установил наказание в виде лишения свободы на 1 год.

  2. В августе 2021 года жителя Краснокамска осудили за превышение пределов достаточной самообороны.

    Ночью в частный дом жертвы залез незнакомец, который сломал газовые приборы, открыл конфорки плиты, а затем сообщил проснувшимся хозяевам, что он вооружен.

    Хозяин дома сильно ударил мужчину, после чего семья вызвала скорую помощь. В больнице незнакомец через 7 часов скончался. Медики выяснили, что в течение года нападавший состоял на учете в наркодиспансере.

    При выходе из запоя у него возникала белая горячка. В невменяемом состоянии он и пробрался в частный дом. Наказание за превышение самообороны – 8 месяцев ограничения свободы и 500 тысяч рублей в пользу родственников нападавшего.

    Обжаловать приговор хозяин дома не смог.

  3. В январе 2010 года женщина из Нижнего Тагила убила человека, который неожиданно ночью ворвался к ней в дом вместе со знакомым и выстрелил в ее сестру из травматического пистолета. Доследственная проверка установила, что совершенные действия были необходимой самообороной, поскольку, находясь в состоянии испуга, женщина не имела возможности оценить степень угрозы.

Регулирует превышение самообороны, повлекшее смерть, статья УК РФ 108. Наказание – тюремное заключение, срок – до 24 месяцев.Если преступник получил средний или тяжкий вред самочувствию, то ответственность устанавливается в соответствии со ст.

114 УК РФ. Наказание – тюремное заключение, продолжительность – до 12 месяцев.Иногда людей, нанесших вред преступникам, обязывают выплатить денежную сумму в пользу нападавших или их родственников.В случае если суд выяснит, что в действиях защищающегося не наблюдалось злого умысла, то человека могут освободить от уголовной ответственности.( 1 оценка, среднее 4 из 5 )Понравилась статья? Поделиться с друзьями: Поиск: © 2021 АвтоЮрКлуб

Жертве не быть преступником: в Госдуме хотят отменить уголовную ответственность за самооборону

28 декабря 2018 11:25 &nbsp / &nbsp Обновлено: 28 декабря 2018 19:50 2829 ФБА «Экономика сегодня» &nbsp/&nbsp Степан Яцко Одним из первых в новом году в Госдуму будет внесен законопроект, который даст право россиянам применять при нападении средства и техники самозащиты без уголовного преследования, — вне зависимости от последствий.

В распоряжении Федерального агентства новостей оказался текст этого законопроекта — в нем предлагается признать часть 1 статьи 108 и часть 1 статьи 114 УК РФ утратившими силу, то есть исключить уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны.Термин «превышение пределов необходимой обороны» в судебной практике трактуется крайне субъективно, потому новости СМИ полны историями разной степени дикости. Екатерина Пронина из Вологодской области в 2015 году получила тюремный срок за то, что отбивалась от гражданского мужа — он пришел домой пьяным и разбил ей голову железной битой.

Защищаясь, девушка попыталась припугнуть его ножом, в итоге ударила и убила. Два года заключения и борьба за рожденного в тюрьме и отнятого ребенка.Виктора Ганчара в 2014 году буквально отвоевали земляки в Новосибирске, когда его приговорили к семи годам строгого режима за сопротивление незваному гостю.

Пьяный мужчина ворвался к нему в дом и схватил маленькую дочь.

Виктор вытолкал его за дверь и несколько раз ударил, после чего нападавший умер от разрыва печени.

Верховный суд отправил дело на пересмотр только после многочисленных пикетов и буре в СМИ.

«Мы неоднократно видим в СМИ случаи, когда нарушается принцип «мой дом — моя крепость»

.

Например, кто-то вероломно вламывается в чужой дом с какими-то противоправными целями — не заходит спросить соль по-соседски, а приходит с оружием в руках, чтобы ограбить, а при сопротивлении и убить, — рассказал ФАН депутат Госдумы Иван Сухарев о том, как появился законопроект о декриминализации самообороны.

— В этих случаях механизм закона должен четко работать против тех, кто нарушает закон, проникает в жилище, наносит тяжкий ущерб здоровью, а то и приносит с собой смерть. Ничего удивительного в том, что таким преступникам хозяева оказывают сопротивление, и те иногда погибают. В этом случае никак не должен пострадать человек, который защищает себя, семью, свою честь.

Нельзя человека привлекать к ответственности за такие вещи». Иван Сухарев напомнил еще об одной резонансной истории 2016 года — когда в дом Александра Григорьева вломились дебоширы из соседнего села. Первым делом они ударили хозяина, и угрожали убить всю семью.

Очнувшись, Александр взял из сейфа ружье и расправился с нападавшими — четверых убил, пятого ранил.

После его ареста в обществе поднялся спор о необходимости самообороны, в дело пришлось вмешаться главе Следственного комитета Александру Бастрыкину.pixabay.com &nbsp/&nbsp «В целом у нас даже больше проблем с правоприменительной практикой, чем с законодательством по этому вопросу, — отметил в беседе с ФАН Антон Цветков, председатель экспертного совета по безопасности и взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами. — Делается много попыток необоснованного привлечения к ответственности за адекватную самооборону. Правильной и логичной стала бы отмена уголовной ответственности для граждан за самооборону на территории собственного жилища.

Причинение любого вреда лицу, незаконно проникшему к нам в дом, должно быть оправдано судом как допустимая мера необходимой обороны, без необходимости дополнительных обоснований причинения любых травм или даже летального исхода. Здесь нет оснований для разнообразных трактовок — сам факт проникновения в чужой дом является вопиющим и социально опасным преступлением».

По мнению собеседника ФАН, минуты, и даже секунды промедления при отпоре ворвавшимся в дом могут стоить жизни всей семье.Когда подобные истории заканчиваются уголовным преследованием самих жертв, это делает людей еще более уязвимыми перед потенциальными преступниками, уверен Иван Сухарев. «Кто-то посмотрит такие новости о людях, которые защищались и сами оказались на скамье подсудимых, и в такой же ситуации сам десять раз подумает, прежде, чем поднять на преступника руку. Люди бывают очень разные — мы не говорим об отчаянных ребятах, которые не думают о последствиях самообороны.

Некоторые предпочитают «потерпеть», но не обороняться», — объяснил он в разговоре с ФАН. Несправедливо законодательство и к женщинам, которые защищаются от насильников и в пылу драки ранят и убивают своих обидчиков. Нападают на них, а расплачиваться приходится в итоге им, как совершившим более тяжкое преступление с точки зрения закона.Так, в 2012 году Татьяна Андреева из Бийска поплатилась за неудачную вечеринку: оказалась с малознакомым мужчиной в номере, стала отбиваться от его домогательств, в разгар битвы за свою честь схватила со стола нож и ударила парня в живот.
Нападают на них, а расплачиваться приходится в итоге им, как совершившим более тяжкое преступление с точки зрения закона.Так, в 2012 году Татьяна Андреева из Бийска поплатилась за неудачную вечеринку: оказалась с малознакомым мужчиной в номере, стала отбиваться от его домогательств, в разгар битвы за свою честь схватила со стола нож и ударила парня в живот. Мужчина скончался, девушка получила семь лет колонии строгого режима, ибо это «превышение предела самообороны».Эксперт ФАН Антон Цветков выступает за то, чтобы существенно расширить право женщин на самооборону при попытке изнасилования.

«Некоторые женщины, давшие правильный и обоснованный отпор преступникам, еще и становились обвиняемыми, ну это же абсурд! — возмущается Цветков. — Женщина должна иметь фактически неограниченные права на оборону при попытке изнасилования». pixabay.com &nbsp/&nbsp «Есть инстинкт самосохранения, его тяжело контролировать, — отмечает автор законопроекта Иван Сухарев.

— Чтобы помочь людям защищать себя, мы должны исключить превышение пределов необходимой обороны.

К примеру, у нападающего перочинный нож, а у тебя дубина. Ты его ударил — тебе назначили превышение пределов, хотя он собирался тебя проткнуть ножом, потому ты его и ударил».

«Право на необходимую оборону вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь, личную неприкосновенность и неприкосновенность своего имущества»

, подчеркивает Сухарев в тексте законопроекта.Но на деле определение пресловутых «пределов необходимой обороны» пока что очень тонкий вопрос в судебной практике.Таинственную историю убийства таксиста на Крымском валу предстоит расследовать в эти дни московским спецслужбам. Подвыпивший москвич, по предварительной версии, отказался платить за поездку, схватил нож и ударил водителя в горло. Уроженец Узбекистана Ислон Салаев погиб, успев остановить машину, а его убийца Евгений скрылся во дворах.Брат Евгения утверждает, что поступок Евгения был «самообороной», но определить это после гибели одного из участников конфликта будет непросто.

«Знаете, почему американцы улыбаются друг другу?

— рассуждает Иван Сухарев. — Потому что «кольт» уравнял всех, и грубости в жизни стало гораздо меньше. Если есть механизм защиты жертвы, то преступник, зная, что может получить отпор, еще подумает, прежде чем напасть.

Надо предоставить гражданам право защищать свою жизнь и жизнь родных и близких от любого преступного посягательства». В тексте законопроекта, который будет внесен в Госдуму в январе 2020 года, анализируется судебная практика применения норм статей с 37 по 41, а также статей 108 и 114 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В тексте законопроекта, который будет внесен в Госдуму в январе 2020 года, анализируется судебная практика применения норм статей с 37 по 41, а также статей 108 и 114 Уголовного кодекса Российской Федерации. По мнению автора, практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев осужденные за превышение пределов самообороны люди защищали себя.

«Лишь в единичных случаях действия были направлены на защиту жизни и здоровья родственников и других близких лиц, а также собственности людей. По уголовным делам в отношении лиц, осужденных за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, в 94% случаев вредоносные действия применялись в целях защиты жизни и здоровья самого обороняющегося, в 4,5% случаев — жизни и здоровья своих родственников и близких, в 1,5% случаев — собственности обороняющегося», — подчеркивается в тексте законопроекта. Автор закона также отмечает, что существующая ответственность за превышение пределов самообороны сводит на нет смысл существования права россиян на хранение и ношение оружия.Федеральное агентство новостей будет следить за развитием темы.

Самое популярное Новости партнеров / /

ВС переквалифицировал действия осужденного за убийство на превышение необходимой обороны

03 Ноября 2020 Фотобанк Freepik По мнению одного из экспертов «АГ», в рассматриваемом деле защитник правильно указывал на обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях осужденного признаков необходимой обороны, и ВС услышал эти доводы защиты. Другая назвала логичными выводы Суда, которые дают надежду многим обвиняемым, в том числе жертвам домашнего насилия, на то, что ситуация по аналогичным делам может улучшиться.

22 октября Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда вынесла по делу № 3-УД20-8-К6 гражданина, осужденного за убийство, переквалифицировав деяние на превышение необходимой обороны и освободив его из мест лишения свободы ввиду отбытия наказания. По версии следствия, 13 декабря 2015 г. Антон Губенка после употребления спиртного и на почве личных неприязненных отношений нанес Р.

множество ножевых ранений, отчего тот скончался на месте преступления. Мужчина также нанес множество ударов ножом П., который пытался защитить Р., отчего этому гражданину был причинен тяжкий вред здоровью.

В ходе судебного разбирательства сторона защиты не оспаривала факт причинения подсудимым смерти Р.

и тяжкого вреда здоровью П., но настаивала на том, что такие действия были совершены в состоянии необходимой обороны. В рамках судебного процесса суд первой инстанции установил, что причиной конфликта между Антоном Губенкой и Р.

явилась попытка последнего украсть швейную машинку матери обвиняемого: словесный конфликт между мужчинами перерос в драку, в ходе которой Губенка применил нож. В свою очередь П. не принимал участия в драке, а лишь пытался разнять дерущихся. В июне 2020 г. Сарапульский районный суд Удмуртской Республики приговорил Антона Губенку к 8 годам лишения свободы за убийство Р.

и за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью П.

(ч. 1 ст. 105 и п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ). При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, личность осужденного, смягчающие обстоятельства: явку с повинной, активное способствование расследованию преступлений, частичное признание вины, состояние здоровья подсудимого, наличие у него малолетнего ребенка, а также отсутствие отягчающих обстоятельств.

В дальнейшем апелляция изменила обвинительный приговор, увеличив срок наказания до 10 лет лишения свободы. При этом вторая инстанция учла молодой возраст подсудимого на момент совершения им преступления и откорректировала описательно-мотивировочную часть приговора в части квалификации телесного повреждения, причинившего тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, а также противоправности поведения потерпевшего, ставшего поводом для преступления.

Апелляционный суд также несколько изменил описание преступных действий подсудимого, направленных на причинение смерти Р.

В свою очередь кассация уточнила описательно-мотивировочную часть обвинительного приговора и апелляционного определения, упомянув свидетельские показания работников больницы, куда поступил Антон Губенка после поножовщины, и уточнив город, в котором было совершено преступление.

В дальнейшем осужденный и его защитник, адвокат АП Республики Удмуртия Олег Корпачев обжаловали вынесенные судебные акты в Верховный Суд РФ, требуя их отмены и прекращения уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Антона Губенки составов преступлений.

По мнению заявителей, потерпевшие совершили покушение на хищение имущества осужденного, переросшее в разбойное нападение, в связи с чем последний, находясь в состоянии необходимой обороны, был вынужден защищаться с применением ножа.

Они также полагали, что показания потерпевшего П.

были противоречивыми и не соответствовали фактическим обстоятельствам дела. По убеждениям кассаторов, суд апелляционной инстанции не учел установленную совокупность смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих, что повлекло неприменение положений ст. 64 и 73 УК РФ, а также незаконное усиление назначенного наказания.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ сочла, что нижестоящий суд не дал надлежащую оценку в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора всем исследованным доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого.

Как пояснил Верховный Суд, отвергая доводы стороны защиты о том, что подсудимый применил нож в отношении Р.

для защиты от его неправомерных действий, нижестоящий суд учел не все существенные для правильного разрешения уголовного дела обстоятельства.

Так, суд первой инстанции счел, что Р. не представлял никакой реальной угрозы для жизни Губенки и не располагал оружием или предметами, которые мог использовать в качестве такового, его антропометрические данные также не давали оснований полагать, что погибший мог представлять реальную угрозу для жизни подсудимого. Соответственно, в связи с отсутствием у кого-либо из дерущихся значительного физического превосходства над соперником конфликт мог закончиться без тяжких последствий.

«Вопрос же о наличии угрозы для здоровья Антона Губенки не обсуждался судом и не получил в приговоре надлежащей оценки»

, – подчеркнул ВС. Высшая судебная инстанция отметила, что ч.

2 ст. 37 УК РФ предусматривает возможность защиты от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Такая защита является правомерной, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны, т.е.

умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Как следует из Постановления Пленума ВС РФ № 19 от 27 сентября 2012 г.

«О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»

, под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных вышеуказанной нормой, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

В судебном заседании первой инстанции было установлено, что в ходе драки Р. причинил обвиняемому различные телесные повреждения, что подтверждалось впоследствии заключением судмедэксперта.

Следовательно, во время драки действия Р.

в сравнении с действиями осужденного были более активными.

«Он нанес большее количество и со значительной силой ударов Антону Губенке, причинив его здоровью вред средней тяжести в виде переломов четырех ребер и головки малоберцовой кости и легкий вред в виде кровоподтеков и ссадин на различных участках тела, что представляло реальную опасность для здоровья Губенки. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Р. не имел физического превосходства, что его действия не представляли никакой опасности для Антона Губенки, что последний не имел оснований защищаться от потерпевшего, нельзя признать обоснованным», – отметил ВС.

При этом Суд указал, что осужденный нанес не менее 33 ударов ножом в различные части тела Р., когда последний не применял насилие к осужденному. Соответственно, необходимости в нанесении потерпевшему такого количества ударов не имелось, избранный Губенкой способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, им были превышены пределы необходимой обороны, а потому в силу ч. 2 ст. 37 УК РФ его защита не может быть признана правомерной.

«Сам осужденный в ходе предварительного следствия на допросах в качестве подозреваемого 14 декабря 2015 г., в качестве обвиняемого 22 декабря 2015 г. также пояснял, что П. пытался разнять их с Р., помешать ему, в связи с чем он нанес ему удары ножом по телу, чтобы тот не мешал ему.

С учетом того, что П. не совершал посягательства, опасного для жизни или здоровья Антона Губенки, действия осужденного по причинению тяжкого вреда здоровью П. на почве личных неприязненных отношений с применением предмета, используемого в качестве оружия, правильно квалифицированы судом по п.

“з” ч. 2 ст. 111 УК РФ», – заключил Верховный Суд. Он добавил, что апелляция, усиливая наказание подсудимому, не указала мотивы принятого решения.

Вторая инстанция сослалась на те же обстоятельства, что и суд первой инстанции, дополнительно указав на его молодой возраст в момент совершения преступления. Иные мотивы необходимости назначения гражданину более строгого наказания, какие-либо конкретные данные в обоснование данного решения в апелляционном определении не имеются. Таким образом, Верховный Суд изменил судебные акты нижестоящих инстанций, переквалифицировав действия обвиняемого с ч.

1 ст. 105 на ст. 108 УК РФ. В итоге ВС назначил окончательное наказание Антону Губенке сроком в 3 года и 10 месяцев лишения свободы.

В связи с тем что мужчина отбыл наказание, он подлежит освобождению из исправительного учреждения. Редакция «АГ» связалась с адвокатом Олегом Корпачевым, но он воздержался от предоставления комментариев по уголовному делу.

Адвокат АП Свердловской области отметил, что вопреки бытующему мнению нормативный институт необходимой обороны достаточно часто правильно применяется судами.

«И определяющей здесь, также вопреки распространенному мнению, является именно позиция защиты. Если защита изначально строится с учетом положений ст.

37 УК и с учетом этих положений формируются показания обвиняемого, то при наличии объективных предпосылок закономерным результатом становится либо очень мягкий или оправдательный приговор. Из кассационного определения Верховного Суда видно, что защитник правильно указывал на обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях осужденного признаков необходимой обороны, и суд защиту услышал», – полагает он.

По словам эксперта, среди важных моментов в определении необходимо обратить внимание на то, что суд применил не ч.

1, а именно ч. 2 ст. 37 УК. «К сожалению, одной из распространенных ошибок в применении института необходимой обороны является заблуждение, что необходимая оборона возможна лишь при защите лица от посягательства, угрожающего его жизни. В действительности же право лица на необходимую оборону возникает и при защите лица, и даже при защите третьих лиц от менее опасных посягательств, что и имело место в рассматриваемой ситуации», – подчеркнул адвокат.

Сергей Колосовский добавил, что Верховный Суд правильно оценил излишнее количество ударов и их локализацию (в спину) именно как превышение пределов необходимой обороны, а не как признак более тяжкого преступления, что сделали нижестоящие суды.

«С учетом всего изложенного кассационное определение ВС РФ можно рассматривать в качестве примера эталонного применения ст. 37 УК. И в качестве такового, оно, безусловно, способно оказать положительное влияние на правоприменительную практику в тех сложных ситуациях, когда будущий обвиняемый оборонялся от нападения, не несущего явной угрозы его жизни», – резюмировал эксперт.

Адвокат, руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 назвала кассационное определение Верховного Суда де-юре абсолютно логичным.

«Де-факто такой судебный акт является исключительным случаем, который не может не обратить на себя внимание профессионального сообщества.

Телесные повреждения, нанесенные потерпевшим подсудимому и проигнорированные нижестоящими судами, не смогли уйти от внимания Верховного Суда, и это дает надежду многим обвиняемым (в том числе жертвам домашнего насилия), что ситуация по аналогичным делам может улучшиться», – полагает она.

Эксперт отметила, что, придя к выводу об отсутствии состава преступления по ст. 105 УК РФ, Верховный Cуд сделал акцент на тяжести нанесенных повреждений, т.е.

на действительной угрозе жизни подсудимого.