Меню
Главная - Другое - Россия президентско парламентская республика

Россия президентско парламентская республика

Россия президентско парламентская республика

Не для России? Почему в нашей стране не будет парламентской республики

Нельзя сказать, чтобы дискуссия о возможной трансформации политической системы в России приобрела Ñ Ð¾Ñ‚ÑŒ сколько-нибудь определенные черты. Собственно, и сама дискуссия не началась — если говорить о Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ Ð¾Ð´Ðµ к системе, где парламент играет главную роль в государстве. Однако же сам Владимир Путин счел нужным обозначить свое отношение к такому преобразованию (пусть и гипотетическому).

Общаясь в среду с представителями общественности в Липецкой области, глава государства напомнил о распространенности Ð¿Ð°Ñ€Ð»Ð°Ð¼ÐµÐ½Ñ‚ÑÐºÐ¸Ñ Ñ€ÐµÑÐ¿ÑƒÐ±Ð»Ð¸Ðº в мире. Хотя и Ð¿Ñ€ÐµÐ·Ð¸Ð´ÐµÐ½Ñ‚ÑÐºÐ¸Ñ Ð½Ðµ меньше.

«Ð’озможно ли это применение у нас? Теоретически — возможно.

Целесообразно или нет? У каждого свое мнение на этот счет.

Я считаю, что нет», — сказал Путин.

«ÐÐ°Ð¼ лучше не экспериментировать»

, — сказал президент, добавив парламентская форма правления в настоящее время в ряде случаев «Ð´Ð°ÐµÑ‚ сбои».

По мнению Путина, для России с ее огромной территорией, с многоконфессиональностью, с большим количеством наций, народов и народностей «Ð½ÑƒÐ¶Ð½Ð° все же крепкая президентская власть».

По мнению Путина, для России с ее огромной территорией, с многоконфессиональностью, с большим количеством наций, народов и народностей

«Ð½ÑƒÐ¶Ð½Ð° все же крепкая президентская власть»

. Президент считает, что для нормального функционирования парламентской формы правления политическая структура в стране должна «Ñ€Ð°ÑÑ‚Ð¸ давно», как в Европе, где некоторые партии существуют столетиями. «Ð у нас, как правило, партия связана с конкретным человеком.

Самый яркий пример в нашей стране — Владимир Вольфович Жириновский. Есть Жириновский — есть ЛДПР, нет Жириновского — …

«, — отметил Путин, назвав саму либеральную идею Ñ Ð¾Ñ€Ð¾ÑˆÐµÐ¹, но выразив сомнение в том, сможет ли партия «

функционировать без своего лидера». Судя по небольшому опросу, проведенному «ÐŸÑ€Ð°Ð²Ð´Ð¾Ð¹.Ру», дискуссии о том, должна ли Россия стать парламентской республикой, в ближайшее время не предвидится.

  1. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что является приверженцем советской системы государства.

«Ð’ нынешней форме криминально-буржуазной, когда нет устойчивой политической системы, когда каждый день появляются новые партии, когда рвут на части страну и каждый пытается аул, а то и республику превратить в самостоятельное государство, нужна сильная исполнительная вертикальная власть», — полагает политик. «Ð’ данном случае я согласен, если президентская власть имеет соответствующие полномочия и может урезонить и сепаратизм, и наглость, и корыстолюбие Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ñ Ð¼ÐµÑÑ‚Ð½Ñ‹Ñ Ð´ÐµÑÑ‚ÐµÐ»ÐµÐ¹, то это, скорее, благо и лучше этого придерживаться. Но есть еще одна сторона: любая исполнительная власть, если ее не контролировать или сопьется, или проворуется, или с ума сойдет.

Поэтому усиление контроля Ð½Ð°Ñ€Ð¾Ð´Ð½Ñ‹Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ´ÑÑ‚Ð°Ð²Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÐµÐ¹, избранников — обязательное условие оздоровления обстановки. На данном этапе Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ Ð¾Ð´ полностью к парламентской республике с этой жуткой неустойчивой многопартийностью может разнести страну», — подчеркнул Геннадий Зюганов.

  1. ÐšÐ°Ñ€Ð´Ð¸Ð¾Ñ Ð¸Ñ€ÑƒÑ€Ð³ Лео Бокерия полностью поддерживает точку зрения главы государства.

«Ð¯ абсолютно согласен, потому что большая страна, разные национальности, разные религии.

Конечно, должен быть избранный человек, как во Ð²ÑÐµÑ Ð½Ð¾Ñ€Ð¼Ð°Ð»ÑŒÐ½Ñ‹Ñ ÑÑ‚Ñ€Ð°Ð½Ð°Ñ , который руководит энное количество лет», — сказал он.

  1. А вот литературовед Мариэтта Чудакова вообще считает неважной дискуссию о том, какая форма правления более Ð¿Ð¾Ð´Ñ Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚ России — парламентская или президентская.

«Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ во всей этой ситуации есть гораздо более острые моменты. Сама перестройка Конституции, мне кажется, гораздо более острым и важным моментом.

Суть не в том, парламентская или президентская.

Суть в том, на мой взгляд, что наша Конституция — одна из Ð»ÑƒÑ‡ÑˆÐ¸Ñ Ð² мире. И я против ее перекройки — вот что важно», — сказала она.

  1. Публицист Анатолий Вассерман не согласился с мнением главы государства относительно того, Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ Ð¾Ð´ к парламентской форме правления сейчас невозможен. По его мнению, такой Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ Ð¾Ð´ никогда не был возможен в истории России.

«ÐÐ°ÑÐºÐ¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ я могу судить, каждая попытка перейти к парламентской форме правления или к чему-либо Ñ Ð¾Ñ‚Ñ бы отдаленно ее напоминающему, немедленно оборачивалась явно катастрофическими последствиями.

Так было, например, в Смутное время. Самой жуткой его частью по всем дошедшим до нас сведениям была семибоярщина.

Так было, когда пытались ограничить правление Анны Иоанновны. Она, конечно, далеко не подарок и вошла в историю как одна из Ñ ÑƒÐ´ÑˆÐ¸Ñ Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¸Ñ†. Но известные нам кондиции, то есть условия, предложенные для ее правления, показывают, что если бы эти кондиции были исполнены, то было бы гораздо страшнее.
Но известные нам кондиции, то есть условия, предложенные для ее правления, показывают, что если бы эти кондиции были исполнены, то было бы гораздо страшнее. Так было во время Временного правительства, так было при Ð²ÑÐµÑ Ð¿Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚ÐºÐ°Ñ ÐºÐ¾Ð»Ð»ÐµÐºÑ‚Ð¸Ð²Ð½Ð¾Ð³Ð¾ руководства в советское время, когда каждый раз это руководство оборачивалось разбродом и шатанием», — отметил он.

«Ð¯ совершенно уверен, что ни сейчас, ни в каком обозримом и вообразимом будущем нам парламентская форма правления не пригодится. Да, у парламента должны быть очень широкие полномочия.

Хотя бы потому, что на любой сложный вопрос нужно смотреть с Ñ€Ð°Ð·Ð½Ñ‹Ñ Ñ‚Ð¾Ñ‡ÐµÐº зрения.

Но принимать решение все-таки должен один человек. Потому что каждый вариант решения неизбежно имеет некий набор достоинств и некий набор недостатков, в Ñ€Ð°Ð·Ð½Ñ‹Ñ Ð²Ð°Ñ€Ð¸Ð°Ð½Ñ‚Ð°Ñ Ñ€ÐµÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ эти наборы разные.

И пытаясь совместить достоинства из Ð²ÑÐµÑ Ð²Ð°Ñ€Ð¸Ð°Ð½Ñ‚Ð¾Ð², мы неизбежно совместим недостатки из Ð²ÑÐµÑ Ð²Ð°Ñ€Ð¸Ð°Ð½Ñ‚Ð¾Ð²», — подчеркнул Анатолий Вассерман. 19:01 18:50 18:50 18:35 18:16 18:08 17:50 17:33 17:32 17:14 19:36 19:20 19:01 18:50 18:50 18:35 18:18 18:16 18:10 18:08 Если человек не пил, не переутомлялся, не болел, а в голове стал появляться какой-то шум вроде морского прибоя или гула автострады, который мешает сосредоточиться, то что бы это значило? Наш сайт использует файлы cookies.

, что такое cookies. Согласен

О политической форме «России будущего»: президентская или парламентская республика?

Курс валют предоставлен сайтом 2020-02-11T19:49:00+03:00 2020-02-11T19:55:49+03:00 https://echo.msk.ru/blog/pastuhov_v/2369279-echo/ https://echo.msk.ru/files/3049801.jpg Радиостанция «Эхо Москвы» https://echo.msk.ru//i/logo.png Владимир Пастухов https://echo.msk.ru/files/878238.gif 19:49 , 11 февраля 2020 Помощник президента России Владислав Сурков с манифестом «Долгое государство Путина», в котором выразил радость по поводу того, что российское общество наконец отказалось от «иллюзии выбора», и теперь нам предстоит «долгая, трудная и интересная работа» на благо «большой политической машины Путина». Для тех, кому перспектива такой «работы» кажется не такой уж заманчивой, мы предлагаем альтернативный манифест Владимира Пастухова.

Наш колумнист убежден, что Россия движется в противоположную от светлого будущего сторону и предлагает подумать, к какой политической форме нам нужно идти, и как отобрать у народа «политическую соску» суперпрезидентской республики. Это только кажется, что выбора у нас нет.

Время реакции — время размышлений и время для выполнения домашних заданий.

Отсутствие свободы политического действия не ограничивает свободу политического творчества, а даже стимулирует его. Как свидетельствует мировой опыт, политический успех, как правило, приходил в прошлом к тем, кто сумел воспользоваться «свободным» историческим временем, которое в избытке предоставляет реакция, для работы над ошибками.

Когда наступит время действия, думать будет поздно — надо будет принимать решения. Хотелось бы, чтобы они были не интуитивными и ситуационными, как четверть века тому назад. Мы все на самом деле если не знаем, то догадываемся, что нас ждет, но, к счастью, еще не знаем — когда. Какое-то время подумать у нас пока есть.

Какое-то время подумать у нас пока есть. Поэтому, помимо обличения режима, оппозиционно настроенным интеллектуалам не помешало бы заняться и некоторыми другими, пусть не такими увлекательными, но от этого не менее важными темами.

Одна из них — вопрос о политической форме «России будущего». Спор о предпочтительности для России в будущем той или иной политической формы (конституционной монархии, президентской, парламентской или парламентско-президентской республики) по своему характеру является не научным, а идеологическим, то есть носит «партийный» характер. Академической дискуссии о том, какая политическая форма «лучше», не может быть по определению.

Это все равно как спорить о том, что лучше — левая рука или правая нога?

Обсуждение имеет смысл и значение только в контексте конкретных политических задач, которые ставит перед собой та или иная политическая группа (партия). В этом вопросе не существует никакой «объективной истины», к которой можно было бы апеллировать. Нет никакой политической формы, которая сама по себе лучше другой, а есть лишь форма, которая может способствовать более эффективному достижению целей, стоящих перед конкретной политической группой (партией).

Вопреки широко распространенному предубеждению, вопрос о выборе политической формы вообще и для России в частности не имеет прямого отношения к вопросу о свободе и демократии. Политическая история человечества наглядно демонстрирует, что в рамках любой политической формы, будь то монархия, парламентская или президентская республика, а также любые их «политические деривативы», могут быть в полном объеме реализованы принципы конституционализма, разделения властей и правового государства. И, наоборот, любая политическая форма может деградировать и превратиться в оболочку для деспотического режима.

Сама постановка вопроса о том, что демократичней, — американская президентская республика, английская конституционная монархия, немецкая федерация или швейцарская конфедерация — кажется абсурдным.

В то же время сегодня только узко-профильные специалисты помнят, в какую политическую форму были облачены нацистский рейх и советская Россия, остальным достаточно знания об их политическом содержании. Выбор политической формы в значительной степени оказывается предопределен существующей политической традицией.

Политическая форма, как правило, вытекает из имеющейся политической истории.

Помимо этого, на выбор политической формы влияет, конечно, так называемый «политический ландшафт» — размер страны, ее населенность, а равно состав населения, сложившаяся общественная структура и так далее. Особенности как политической традиции, так и политического ландшафта в России таковы, что до настоящего времени единственно приемлемой для нее фактической политической формой был абсолютизм, где единственным воплощением власти является фигура правителя, которая приобретает сакральное значение вне зависимости от того, как она обозначается: царь, император, генсек или президент.

Рекомендуем прочесть:  Курсы для безработных саранск

При этом формально Россия была несколько столетий монархией, семь десятилетий чем-то вроде парламентской республики и четверть века чем-то вроде президентской республики.

Двуглавые царские орлы, демонтированные c башен Московского Кремля, 1935 год. Фото: pastvu.com С учетом этого обстоятельства выбор политической формы для «России будущего» зависит не от взглядов той или иной партии на демократию, — эти взгляды, как было отмечено выше, могут быть реализованы в рамках любой политической формы, при наличии соответствующей политической воли, — а от отношения этой партии к сложившейся политической традиции.

Если партия хочет сохранить в той или иной форме сложившийся исторический тренд и удерживаться в рамках имеющейся политической традиции, ей будет более импонировать президентская республика, где более четко выражена персонализация власти. Если политическая партия хочет резко переломить ход истории и поменять политическую традицию, то ей будет импонировать парламентская республика, где персонификация власти выражена менее рельефно. Естественно, что партия, которая идет против существующей политической традиции, сталкивается с более серьезным вызовом, чем партия, которая собирается следовать в русле сложившейся политической традиции, в том числе и потому, что она вынуждена бороться с очень древними и устойчивыми политическими стереотипами, главным из которых является представление о том, что без «царя» Россия развалится на части.

Этот страх, который подсознательно живет в каждой русской душе, является мощнейшим фактором, предопределяющим интуитивный выбор большинства в пользу президентской республики. Отказ от традиции — это всегда дополнительный риск. Само собой разумеется, что такой риск должен быть оправданным, то есть должен быть существенный мотив (прибавленная политическая стоимость), ради которого политическая партия должна предлагать обществу изменить привычную парадигму русской истории.

Конечной причиной провала всех предыдущих либеральных и демократических проектов в России можно считать отсутствие в ней необходимого для достижения успеха субъекта политического действия — то есть нации.

Становление русской нации длится вот уже более трехсот лет, но процесс этот еще весьма далек от своего завершения. Россия разлеглась всем своим массивным телом вдоль исторической оси координат так, что голова ее уже уткнулась в постмодерн, а ноги до сих пор болтаются где-то в архаике, далеко за чертой европейского Нового времени.

Русские до сих пор в значительной степени остаются по определению, данному еще Ключевским, «политической народностью», то есть этнической и религиозной общностью, развившейся до уровня создания собственного государства.

Но они так и не стали нацией в точном смысле этого слова, то есть общностью, хотя и произрастающей из единого этнического и религиозного корня, но являющейся в настоящий момент целым, в первую очередь, благодаря тому, что все ее члены реально осознают себя гражданами собственного национального государства (точнее — государства-нации), разделяющими его базовые конституционные принципы и ценности, то есть все они связаны между собою еще и особым политическим образом, именуемым гражданственностью. Без доминирующего в общественном сознании консенсуса в отношении минимального набора базовых принципов и ценностей, привычно именуемых конституционными, нации не существует, сколько бы раз это слово ни было бы прописано на бумаге, в том числе — конституционной.

До сих пор самой масштабной попыткой сформировать русскую нацию из политической народности, как это парадоксально ни звучит, был «советский проект». Он провалился, так как базировался на ложной идеологии, отрицавшей конституционализм и гражданственность, и был внутренне противоречив. Окончательное формирование русской нации и создание на ее основе эффективно функционирующего гражданского общества и современного политического государства является важнейшей исторической задачей русского народа, на решение которой будут нацелены усилия нескольких ближайших поколений.

Окончательное формирование русской нации и создание на ее основе эффективно функционирующего гражданского общества и современного политического государства является важнейшей исторической задачей русского народа, на решение которой будут нацелены усилия нескольких ближайших поколений.

Таким образом, политическая группа (партия), которая стремится оставаться в историческом тренде и которая признает историческую значимость завершения формирования русской нации, должна поддерживать все те перемены, которые могут содействовать решению этой задачи и одновременно должна отказываться от поступков, которые могут создавать дополнительные препятствия в ее решении.

Под этим углом зрения поддержание традиционных, укорененных в глубинах массового сознания иллюзий и стереотипов, сохранение древней политической парадигмы, в основании которой лежит привычка к сакрализации личной власти верховного правителя, является фактором, тормозящим «нациогенез» и препятствующим появлению новых поведенческих политических стереотипов, основанных на коллективном действии. Ставка на президентскую республику является более безопасной и легче реализуемой.

Это равносильно движению в сторону наименьшего сопротивления, так как данная позиция с пониманием будет встречена массой.

Но надо отдавать себе отчет в том, что не всякий короткий путь быстрее приводит к успеху. Выбор в пользу президентской республики будет усложнять и удлинять процесс формирования русской нации.

И наоборот, ставка на парламентскую республику, рискованная и непредсказуемая, хотя и открывает ящик Пандоры реальных или надуманных страхов и предубеждений, но одновременно может помочь вывести процесс «нациогенеза» из исторического тупика и простимулировать создание реального гражданского общества и политического (конституционного) государства. Иными словами, президентская республика является политическим ингибитором масштабных перемен (угнетает их), а парламентская республика является политическим катализатором (разгоняет и ускоряет перемены). Предложение преобразовать Россию в парламентскую республику, в первую очередь, сталкивается с препятствием чисто субъективного, психологического характера: люди не десятилетиями, а целыми столетиями привыкли полагаться на сверхцентрализованную власть, сосредоточенную в руках правителя, наделяемого сверхъестественными, почти сакральными качествами («есть Путин — есть Россия» и так далее).

Большая часть населения попросту не представляет, что может существовать альтернатива «персоналистской» модели управления страной, по крайней мере, такой как Россия.

Это все равно как отнять соску у ребенка: как это ни обставляй, все равно это болезненный поначалу процесс.

Президентская республика — это как раз и есть та привычная «политическая соска», которую вдруг предлагают выплюнуть, объясняя обществу, что оно уже давно повзрослело и ходить с соской совсем не обязательно и даже неприлично. Дело осложняется еще и тем, что всегда рядом найдется «добрый дядя», который скажет, что ничего страшного не случится, если пососать еще чуть-чуть. Но, в отличие от ребенка, народ трудно заставить бросить то, к чему он привык столетиями, не создав мотивацию и не развеяв навязчивые страхи общества.

Предложение парламентской республики как новой политической формы для российского государства является неприемлемым шагом, если одновременно не предлагается конкретная модель этой республики и не объясняется, как и почему эта конкретная модель будет работать, и как она выполнит два главных политических условия: не приведет к распаду России (пассивное условие) и будет способствовать формированию русской нации как нового субъекта исторического действия, то есть формированию гражданского общества и современного политического государства (активное условие). Момент истины, в некотором смысле слова, — это момент перехода от абстрактных сентенций к конкретике.

Когда речь заходит о политическом будущем России, этот переход дается тяжело, особенно для называющей себя либеральной оппозиции. Россия должна (не должна) быть страной «европейского выбора». — Почему? — Потому что так правильно. — Россия должна быть президентской (парламентской) республикой. — Почему? Потому что иначе быть не может.
— Почему? Потому что иначе быть не может.

Серьезная политическая дискуссия начнется только тогда, когда на все эти «почему» будут даны четкие и развернутые ответы, и когда на сомневающихся перестанут вешать политические ярлыки. Это значит, что в решении вопроса о предпочтительной для России политической форме ключевую роль сыграет не «ценностный подход» (спор о том, что такое хорошо и что такое плохо), а качественный «конституционный инжиниринг». Просто сказать, что парламентская республика — это предпочтительная форма по сравнению с президентской республикой, — значит не сказать ровным счетом ничего, потому что необходимо объяснить, почему она предпочтительна, как она будет справляться с вызовами и рисками, в том числе с риском дезинтеграции государства.

Нужна та самая конкретика в вопросе о механизме реализации власти, отсутствие которой погубило ныне действующую Конституцию. Задача состоит в том, чтобы предложить и сделать в рамках самой широкой общественной дискуссии понятной и доступной продуманную до деталей конкретную модель парламентской республики с точно прописанным механизмом сдержек и противовесов как на федеральном, так и на региональном уровне, который обеспечивает баланс центробежных и центростремительных сил и при этом способствует формированию русской нации, которая сможет, наконец, завершить многовековой переход от угасающей империи к эффективному современному национальному государству.

И, если вдуматься и оценить масштабность и сложность задачи, то выяснится, что у оппозиции, ратующей за либеральные и демократические перемены в России, не так уж много времени — реакция может совершенно неожиданно закончиться раньше, чем оппозиция успеет предложить русской истории что-то действительно новое и дельное.

И тогда эта история снова пойдет по кругу. 21.05 Кто лучше? Путин Лукашенко затрудняюсь ответить 25.05 25.05 26.05 24.05 21.05 22.05 25.05 10:34 09:35 24.05 Кто лучше? Путин Лукашенко затрудняюсь ответить 25.05 24.05 24.05 00:00

Какая республика нужна России?

Президентская или парламентская?

14 мая 2018381 прочитал1 мин.523 просмотра публикацииУникальные посетители страницы381 прочитал до концаЭто 73% от открывших публикацию1 минута — среднее время чтенияКак наверное многим известного, Российская Федерация не всегда была президентской республикой, в нашей истории был момент когда республиканская форма правления мигрировала от парламента к президенту, по воле этого самого президента. Многие считают,что такой стране как Россия просто необходима сильная президентская власть, скрепляющая нашу необъятную родину.

Но разве не способен ту же функцию выполнять сильный парламент? Парламент, который бы сформировал парламентское большинство, и оно бо определило кандидатуру премьер-министра. Парламент, который бы представлял всё российское общество, в которым бы шла борьба мнений.

А если это так, то возможно при выборе типа республики надо опираться на другие критерии?В конце 1991 года наша страна находилось в тяжелом экономическом и политическом положении. Тогдашний президент России доказывал необходимость проведения радикальных экономических реформ, и что эти самые реформы сможет провести именно он, если получит широкие полномочия. V Съезд народных депутатов наделил его этими полномочиями на год, столько попросил Ельцин для реализации необходимых реформ.

Фактически, без изменения конституции, была заменена форма правления.

Потому что тогда внутреннюю политику формулировал и осуществлял человек не избранный парламентом. Этот период справедливо можно считать экзаменом для президентской власти, который, по факту, она сдала на неудовлетворительно.

Когда бурный 1992 год подходил к концу VII Съезд народных депутатов решил подвести итоги «президентского правления» и результаты были неутешительными. Промышленное производство падало непомерными темпами, инфляция перерастала в гиперинфляцию, в общем, президент не справился не с одним своим обязательством. И депутаты стали задаваться вопросами: а зачем, собственно говоря, они предоставили президенту такие полномочия?

Чтобы он их завел вот в эту яму? Поскольку президентское правление показало свою несостоятельность парламент решил вернуть власть в свои руки, но обратного пути уже не было.

Как показала российская политическая практика, парламент может делится властью, а президент нет.

Увидев опасность потери свой собственной власти президент начал грызться за неё зубами и в 1993 году уничтожил и парламент и старую (парламентскую) конституцию. И что мы увидели после? Создание слабого парламента, не способного повлиять на волю президента. Мы увидели бесконечные авантюры «гаранта конституции», от чеченской войны, до дефолта 1998 года (которое осуществило не подконтрольное парламенту правительство).

Мы увидели как бесконтрольная президентская власть превращается в царскую. «Царь» назначил наследника, а тот беспрепятственно поднял авторитарные механизмы до следующего уровня.

Неизвестно каким бы было будущее у парламентской России, но узурпировать власть в парламентской республике гораздо сложнее. И я думаю что наше будущее определили не столько негативные стороны личности Ельцина, сколько сверхполномочия президента, которые всегда будут сводить на нет демократические начала.

И если мы хотим увидеть демократию в России, то мы должны знать, что у нас в стране она не может быть президентской.Ссылка на группу в вк.

Путин выступил против парламентской республики, сославшись на зарубежный опыт, — и исказил многие факты.

Что не так с его тезисами?

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента. На с жителями города Усмань Липецкой области Владимир Путин прокомментировал предложенные им в Конституцию.

Президент снова выступил против введения в России парламентской республики. По его мнению, это теоретически возможно, но нецелесообразно. Доказывая преимущества президентского правления, Путин сослался на зарубежный опыт — и сделал сразу несколько заявлений, которые либо не соответствуют действительности, либо выглядят очень спорно.Путин: Парламентские республики распространены в мире, особенно в Европе, но есть и другие примеры.

Так, Германия — парламентская республика, а Франция — президентская. Одна из крупнейших стран мира — Индия — является парламентской страной, а США — президентской.Что не так: В качестве примера президентской республики Путин называет Францию.

Она действительно была такой после принятия ныне действующей Конституции в 1958 году, на которую, как , ориентировались разработчики российского основного закона. В чем-то президенты Франции были даже влиятельнее российских: они избирались на семь лет, единолично назначали премьер-министра, а также могли легко распустить парламент.Но в 2002 году срок президентских полномочий был сокращен до пяти лет.

Французский президент может отправить премьера в отставку, только если это решение поддержит парламент, и фактически уже много лет назначает кандидата от победившей партии. Что касается России, президент даже с учетом новых поправок сохранит полномочия увольнять премьера, отдельных министров или все правительство. Оба президента имеют право отклонять законы, французский парламент может преодолеть вето простым большинством голосов, а российский — только двумя третями.

Причем, по новым поправкам, президент России получит дополнительную возможность не подписывать не понравившийся закон — отправив его на проверку в Конституционный суд (влияние на который он тоже увеличил).Фактически президент доминирует во французской политике, только если его партия контролирует парламент (как сейчас Эммануэль Макрон). Президент России будет делать это в любом случае.Путин: В некоторых странах, несмотря на наличие политической инфраструктуры в виде устойчивых политических партий, не могут сформировать правительство по полгода. Не получается. Вы представляете, если бы Россия жила без правительства полгода?

Катастрофа.Что не так: Длительный процесс формирования нового кабинета еще не означает, что страна живет вовсе без правительства. Как правило, его предыдущие главы просто продолжают исполнять обязанности до окончания коалиционных переговоров.

Именно так сейчас происходит в Израиле, где на весну назначены третьи за год парламентские выборы из-за неспособности ни одной партии сформировать устойчивое большинство. Это, безусловно, серьезный политический кризис, но при этом премьер-министр Беньямин Нетаниягу продолжает исполнять обязанности.Более того, подобные правительственные кризисы случаются не во всех парламентских системах и не так часто. Говоря о полугоде без правительства, Путин, возможно, имел в виду пример Германии, где после выборов 2017 года, действительно, именно столько не могли сформировать кабинет.

Но это первый подобный случай за многие десятилетия.Наконец, существующая в России система власти не гарантирует политической стабильности. Дело в том, что правительство сейчас фактически не зависит от парламента, но, если парламентское большинство принадлежит оппозиции, она может легко заблокировать принятие нужных законов.

Именно это во многом к дефолту 1998 года.Путин: Сами западные эксперты говорят о том, что парламентаризм переживает в известной степени кризисную ситуацию, и думают о том, как оживить, как придать новое качество, как сделать эту систему более эффективной.Что не так: О кризисе демократии, в том числе представительной, действительно довольно много — в связи с ростом , антиэлитных сил и особенно со сменой демократических режимов на авторитарные.

Но, как исследования, откат к авторитаризму происходит не в старых западных демократиях, а в тех странах, где сама демократизация произошла всего несколько десятилетий назад. Например, в России.При этом западные ученые, на коллективное мнение которых ссылается Путин, говоря о кризисе парламентаризма, как правило, ищут решение не в усилении единоличной власти, а в новых формах общественного представительства.Путин: Думаю, что для России с ее огромной территорией, с многоконфессиональностью, с большим количеством наций, народов, народностей, проживающих на территории страны… нужна все-таки крепкая президентская власть.Что не так: Выше, приводя примеры парламентских республик, Путин назвал Индию. Она в несколько раз превышает Россию по численности населения, сравнима с ней по этническому и конфессиональному разнообразию.

Это не мешает ей оставаться парламентской республикой.

Более того, когда в конце 1940-х годов Индия получила независимость от Великобритании, в этой стране, по тогдашних ученых, не было полноценных политических партий, за исключением Индийского национального конгресса, который несколько десятилетий боролся за суверенитет и за это время стал по-настоящему массовым движением.Путин: Для того, чтобы парламентская республика эффективно функционировала, нужно, чтобы политическая структура росла давно. В той же Европе столетиями некоторые партии существуют.

А у нас, как правило, партия связана с конкретным человеком. Есть Жириновский — есть ЛДПР, нет Жириновского… Сама идея хорошая, либеральная. Но сможет ли функционировать без своего лидера, трудно сказать.

Нам лучше не экспериментировать.Что не так: Все так, кроме того, что слабость партийной системы во многом обусловлена действиями самих властей — в частности, регулярными отказами оппозиционным силам в , их деятельности и неподконтрольных кандидатов на выборы.

Зато в России регулярно провластные партии-спойлеры. У независимых политических партий, по сути, нет возможности нормально развиваться.Дмитрий Карцев

  1. Напишите нам

Возможна ли в России парламентская республика?

Общество+6Tasha Belyaeva-Pichugina3 июня 2015 · 16,4 KИнтересноЯзыки4,0 KЭсперантист. Путешественник. Краевед. Любимые страны: Куба (дом родной), Китай (бизнес).

· ПодписатьсяПочему бы и нет? В период радикальных перемен предпочтительна президентская система, позволяющая осуществлять более стабильную политику и реализовывать непопулярные реформы.

Когда же ситуация в стране относительно стабильно вполне эффективной может быть парламентская система, которая позволяет шире представить мнение разных слоев общества и сбалансировать их интересы.Эсперанто – идеальный язык для путешествий.2 · Хороший ответ · 358Комментировать ответ…Ещё 4 ответа8,1 KПодписатьсяГипотетически это возможно — почему бы и нет. Однако, не нужно видеть в парламентской республике «серебряную пулю», которая автоматически решит все проблемы российской демократии. Да, большинство благополучных стран Европы имеют парламентскую форму правления, а в диктатурах бывшего СССР и Африки принимаются конституции, дающие огромный объём.

Читать далее4 · Хороший ответ1 · 289″тоже парламентская республика, на конституцию которой сильно повлияло наследие Великобритании. » как и Индия, где. Читать дальшеОтветитьПоказать ещё 1 комментарийКомментировать ответ… 1,3 KЕжемесячное издание, посвященное проблемам внешней политики, дипломатии, национальной.

· ПодписатьсяОтвечаетПредставьте себе, что западные страны НАТО пошли на Россию войной – и они такую войну планируют уже давно, а у нас в парламенте будут обсуждать «Что делать-то?», ведь мнений там много, и они разные. Парламент нужен – это волеизлияние населения страны через своих представителей. Однако, на огромной Руси всегда была необходимость оберегать страну и.

Читать далее1 · Хороший ответ1 · 212Комментировать ответ…79Историк, почетный профессор Принстонского и Нью-Йоркского университетовПодписатьсяЯ считаю, что парламентская республика представляет собой наиболее демократичную и репрезентативную форму правления. Однако она хорошо функционирует — и является стабильной — только в относительно небольших, гомогенных государствах с уже сформированной и давно существующей партийной системой, а также с высоким уровнем уважения к (честным).

Читать далее84 · Хороший ответ5 · 1,6 KПростите, Вы тот самый Стивен Коэн, который в 1958 г. приехал еще студентом-туристом в Россию и влюбился в неё на. Читать дальшеОтветитьПоказать ещё 1 комментарийКомментировать ответ…6Предприниматель, веб-разработчикПодписаться Хороший вопрос, на который есть два ответа: короткий и длинный.

Короткий ответ: да, возможна, при определенных условиях, сильно отличных от имеющихся на данный момент.