Меню
Главная - Арбитраж - Обязанность доказывания в арбитражном процессе киберленинка

Обязанность доказывания в арбитражном процессе киберленинка

ОСОБЕННОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СРЕДСТВ ДОКАЗЫВАНИЯВ ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ Текст научной статьи по специальности «Право»


A.B. БЕГИЧЕВ, кандидат юридических наук, доцент кафедры нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата ОСОБЕННОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СРЕДСТВ ДОКАЗЫВАНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ В статье рассматриваются проблемы средств доказывания в гражданском и арбитражном процессах. Автором раскрывается понятие средств доказывания, проанализированы различные точки зрения о перечне средств доказывания.

На основании проведенного исследования предлагаются новые самостоятельные выводы по рассматриваемому вопросу. Ключевые слова: доказательства, средства доказывания, гражданский процесс, суд.

A.V. BEGICHEV, candidate of legal sciences, associate professor of the Department of notaries the Russian Academy of advocacy and notariat FEATURES DEFINITION OF EVIDENCEIN CIVIL AND ARBITRATION PROCESSES The problems of evidence in civil and arbitration proceedings. The author reveals the concept of evidence, analyzes the different points of view about the list of evidence.

Based on this study provides new independent conclusions on the issue. Key words: evidence, evidence, civil procedure, court. В современных условиях важное значение приобретает проблема совершенствования процессуального законодательства.

Развитие рыночной экономики актуализирует изучение и совершенствование гражданского и арбитражного процессов. Это неразрывно связано с такими принципами и ценностями, как свобода экономической деятельности, справедливость, права и свободы человека и гражданина1. Эффективное функционирование правосудия по гражданским и арбитражным делам будет способствовать формированию устойчивой системы общественных связей2, а также институтов гражданского общества3 .

В юридической литературе неоднозначность подхода в ГПК РФ и АПК РФ к решению вопроса о перечне средств доказывания, которые суд вправе использовать в ходе рассмотрения гражданского дела по существу, неоднократно являлась предметом научных дискуссий. Оба кодекса под доказательствами понимают полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, благодаря которым орган 1 См.: Пашенцев Д.А. Несколько тезисов о правах человека // Вестник МГПУ.

Серия «Юридические науки». 2011. № 1. С. 122. 2 См.: Рогачева Л.И. Взаимодействие государства и общества в условиях евразийской интеграции // Евразийский юридический журнал.

2013. № 2. С. 31. 3 См.: Грудцына Л.Ю.

Частная соб- ственность и гражданское общество в России // Адвокат.

2008. № 6. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . правосудия устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле4.

В то же время законодатель, придерживаясь концепции, отражающей единство процессуальной формы и содержания судебного доказательства, подчеркнул, что эти сведения могут быть получены из объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов, а согласно ч.

2 ст. 64 АПК РФ также из «иных документов и материалов».

Отсюда — большинство авторов пришли к справедливому выводу о том, что в АПК РФ, в отличие от ГПК РФ, круг средств доказывания не является исчерпывающим, тем более ст. 89, регулирующая арбитражные процессуальные правоотношения, описала «иные документы и материалы», включив в их число фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, прочие носители информации, например CD, DVD, SMS и т.д.5 Открытый перечень средств доказывания, зафиксированный в АПК РФ, наиболее адекватно отвечает 4 См.: Исаенкова О.В., Афанасьев С.Ф. О способах правового регулирования в области средств доказывания: вопросы теории и практики // Гражданский и арбитражный процесс.

2005. № 7. 5 См.: Олегов М.Д.

Доказательства // Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.

М.С. Шакарян. М., 2003. С. 157. постоянному развитию и совершенствованию современной науки и техники, позволяя арбитражным судам по сравнению с судами общей юрисдикции использовать новейшие коммуникационные технологии, связанные с закреплением и передачей той или иной информации. Отчасти это действительно так, поскольку доказательственная деятельность арбитражных судей не ограничивается чрезмерно жесткими рамками закона, становясь менее формализованной, что дает возможность приглашать в судебные заседания специалистов для дачи консультации, хотя в АПК РФ нет специальной статьи, посвященной данному субъекту правоотношений.
Отчасти это действительно так, поскольку доказательственная деятельность арбитражных судей не ограничивается чрезмерно жесткими рамками закона, становясь менее формализованной, что дает возможность приглашать в судебные заседания специалистов для дачи консультации, хотя в АПК РФ нет специальной статьи, посвященной данному субъекту правоотношений. Вместе с тем сама категория «иные документы и материалы» имеет определенные недостатки.

Следует согласиться с мнением М.А.

Фокиной, которая обращает внимание на несоответствие ч.

2 ст. 64 АПК РФ и ч. 2 ст. 89 АПК РФ в части, касающейся аудио- и видеозаписей. Кроме того, «не ясно, почему к «иным документам и материалам» законодатель относит документы в письменной форме.

Письменный документ — это текстовый документ, информация которого зафиксирована тем или другим типом письма. Письменный документ относится не к «иным», а к письменным доказательствам»6. ГПК РФ пошел по более традиционному пути.

В ГПК РФ не содержится определения средств до- 6 Фокина М.А. Доказательства — всему голова // ЭЖ-Юрист. 2003. № 20. казывания, однако, исходя из содержания ч.2 ст.

55, следует, что сведения о фактах могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- видеозаписей, заключений экспертов. Таким образом, в ч. 1 ст. 55 ГПК РФ ни о каких «иных документах и материалах» не говорится, а список средств доказывания подытоживает заключение эксперта.

Предусмотренный в ст. 55 перечень средств доказывания является исчерпывающим. Суд не вправе использовать какие-либо иные доказательства7. Очевидно, что буквальное толкование ст.

55 ГПК РФ дает основание полагать, что перечень средств доказывания является закрытым, и никакие иные источники информации не могут быть правомерными в гражданском судопроизводстве.

Его догматичность сопряжена с двумя базисными тезисами, синтезированными в процессуальной науке за последние 50 лет, первый из которых гласит, что необходимо предельно широко понимать свидетельские показания, письменные и вещественные доказательства. Вследствие чего любые выступления юридически не заинтересованных лиц можно расценивать через призму свидетельских показаний, равно как под различными текстами и предметами подразумевать письменные 7 См.: Сергун А.К.

Доказательства // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.С. Шакарян. С. 138. и вещественные доказательства.

Второй тезис указывает на специфику гражданской процессуальной формы, которая заключается, в частности, в том, что невозможно однозначно установить истинность информации, полученной до возбуждения гражданского судопроизводства. Догма, относящаяся к гражданскому процессуальному праву, вполне оправдывала себя в течение определенного периода времени, так как придавала судопроизводству статичность, не допускала того, чтобы судейский корпус неоднообразно подходил к проблеме понимания доказательств и их системы.

Тем не менее отметим неоднократные попытки, предпринимавшиеся с целью повлиять на сформировавшееся мнение, например предлагалось придать показаниям законных представителей статус самостоятельного средства доказывания. Законные представители вступают за представляемого в материально-правовые отношения, поэтому осведомлены о фактических обстоятельствах дела. Нет никаких правовых препятствий к тому, чтобы объяснения законных представителей рассматривать в качестве средств доказы-вания8.

Между тем современная юридическая наука и практика настойчиво требуют отказа от сложившегося стереотипа, который тормозит развитие научных исследований в 8 См.: Гражданский процессуальный iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . кодекс. Комментарий. М.: Спарк, 1996. С. 80. области доказательственного права.

И если при принятии АПК РФ законодатель был более радикален в своих устремлениях, то новый ГПК РФ отдельные вопросы разрешил половинчато или вообще не смог разрешить, это относится прежде всего к доказыванию и доказательствам.

С одной стороны, правотворческий инструментарий и способ, использованные при формулировании ст. 55 ГПК РФ, свидетельствуют о том, что законодатель применил жесткое процессуальное регулирование (существует круг средств доказывания, за пределы которого правоприменителю выходить не дозволяется), с другой — наличествует достаточно большое количество норм, в которых речь идет об иных источниках доказательственной информации.

Так, в ст. 74 ГПК РФ утверждается, что вещественные доказательства могут быть сфотографированы и приобщены к материалам дела, но почему-то в ст. 75 ГПК РФ касательно осмотра и исследования вещественных доказательств, подвергающихся быстрой порче, о возможности фотографирования уже не упоминается.

В ст. 184 ГПК РФ вновь отмечается, что результаты осмотра на месте заносятся в протокол, а уже к нему должны быть приложены видеозаписи, фотоснимки письменных и вещественных доказательств. Тем самым подчеркивается зависимый характер фотографий от протокола отдельного процессуального действия. Наряду с фотографиями во многих статьях можно встретить такую про- цессуальную фигуру, как специалист, который дает пояснения и консультации9 .

В связи со сказанным возникает вопрос: как оценивать суду общей юрисдикции фотографии, пояснения и консультации специалистов и прочие источники, из которых можно почерпнуть информацию, если таковые не названы законодателем в перечне средств доказывания?

Вышеозначенная точка зрения на примере пояснений и консультаций специалиста ведет только к одному выводу. «В силу ст. 188 ГПК суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений или оказания непосредственной технической помощи при исследовании письменных или вещественных доказательств, допросе свидетелей.

При фотографировании, составлении планов и схем, отборе образцов для экспертиз и т.п., т.е. их пояснения и консультации доказательствами не являются»10. Выходом из сложившейся ситуации могло бы послужить так называемое мягкое правовое регулирование, по аналогии с АПК РФ, либо закрепление на уровне закона указания на то, что строгое ограничение состава доказательств относится только к тем из них, которые содержат первоначальные, а не производные сведения.

Так, О.В. Исаенковаи С.Ф. Афанасьев считают, что придание пояснениям и консультациям специа- 9 См.: Исаенкова О.В., Афанасьев С.Ф.

Указ.соч. 10 Сергун А.К. Указ.соч. С. 138, 139. листа полноценной доказательственной силы особенно важно в связи с появлением новых средств доказывания, таких как аудио- и видеозаписи, а равно модернизацией прежних, например, письменных доказательств, выполненных в цифровой форме либо в традиционной графической, но переданных посредством факсимильной, электронной и иной связи.
С. 138, 139. листа полноценной доказательственной силы особенно важно в связи с появлением новых средств доказывания, таких как аудио- и видеозаписи, а равно модернизацией прежних, например, письменных доказательств, выполненных в цифровой форме либо в традиционной графической, но переданных посредством факсимильной, электронной и иной связи.

Все дело в том, что в условиях технического прогресса суду становится все труднее устанавливать достоверность тех или иных сведений, которые извлекаются из названных средств доказывания, вследствие чего ему может понадобиться помощь специалиста11. Впервые с подобной проблемой столкнулись и арбитражные суды, поскольку ст.

160 ГК РФ разрешила контрагентам экономических отношений при совершении сделок использовать факсимильное воспроизведение подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровую подпись либо иной аналог собственноручной подписи, когда это допускается законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Еще до введения в действие Федерального закона от 10 января 2002 г. № ФЗ-1 «Об электронной цифровой подписи»12, сформулировавшего целый ряд ранее неизвестных по- 11 См.: Исаенкова О.В., Афанасьев С.Ф.

Указ.соч. 12 С 1 июля 2013 г.

утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-Ф3 «Об электронной подписи». нятий, таких как «электронный документ», «электронная цифровая подпись» и проч., Высший Арбитражный Суд РФ в своем письме от 19 августа 1994 г.

№ С1-7/ОП-587

«Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике»

разъяснил, что, если стороны изготовили и подписали договор с помощью электронно-вычислительной техники, в которой использована система цифровой (электронной) подписи, они вправе представлять в арбитражный суд доказательства по спору, вытекающему из этого договора, также заверенные цифровой (электронной) подписью.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Однако, если между сторонами возник спор о наличии договора и других документов, подписанных цифровой (электронной) подписью, арбитражному суду следует запросить у сторон выписку из договора, в котором указана процедура порядка согласования разногласий, на какой стороне лежит бремя доказывания тех или иных фактов и достоверности подписи.

В случае отсутствия в таком договоре процедуры согласования разногласий и порядка доказывания подлинности договора и других документов при оспаривании одной стороной наличия подписанного договора и других документов арбитражный суд не может принимать в качестве доказательств документы, подписанные цифровой (электронной) подписью. Иными словами, ВАС РФ в целях обеспечения достоверности доказательственной информации был вынужден ввести два дополнительных критерия допустимости документов, имеющих электронный вид и подписанных посредством цифровой (электронной) подписи. Впрочем, не все теоретики согласились с правильностью этого решения.

«Представляется, что данная позиция ВАС недостаточно обоснованна.

С одной стороны, ни гражданское материальное, ни процессуальное законодательство не предусматривают необходимости обязательного согласования сторонами в договорах, заключаемых в электронном виде, процедуры разрешения разногласий. С другой стороны, процессуальное законодательство (ст.

53 АПК и ст. 50 ГПК) четко закрепляет порядок распределения бремени доказывания между сторонами, каждая сторона должна доказать те факты, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений. Другое дело, сможет ли сторона доказать, а суд установить, что представленный электронный документ действительно исходит от другой стороны и (или) был ею подписан при помощи электронной подписи»13. Несколько позднее тождественные проблемы появились и в деятельности судов общей юрисдикции.

Для начала обратимся к аудио- и видеозаписям как средствам дока- 13 Олегов М.Д. Письменные доказательства // Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.

М.С. Шакарян. С. 171. зывания по гражданским делам, из которых суд обязан получить важные доказательственные сведения, при условии представления записей субъективно заинтересованными участниками гражданского судопроизводства. В ГПК РФ можно обнаружить несколько статей, в которых речь идет об аудио- и видеозаписях, и только в одной из них, а именно — в ст.

185 ГПК РФ (со ссылкой на ст.

182 ГПК РФ) предельно кратко описан порядок их исследования органом правосудия. Он подразумевает, что судья должен придерживаться следующих процессуально-правовых действий: а) при воспроизведении аудио-и видеозаписей, содержащих сведения личного характера, открытое судебное заседание назначается только с согласия заинтересованных лиц, в противном случае исследование записей происходит без соблюдения принципа гласности; б) воспроизведение аудио- или видеозаписей осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения.

После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле; если это требуется, воспроизведение аудио- или видеозаписей повторяется полностью либо в какой-либо части; в) в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений суд вправе привлечь спе- циалиста, а в необходимых случаях назначить экспертизу. Особого внимания заслуживает последнее из перечисленных действий.

Законодатель в ч. 3 ст. 185 ГПК РФ говорит не о технической помощи специалиста суду при воспроизводстве аудио- или видеозаписей, а о «выяснении содержащихся в них сведений». Иными словами, объектом изучения здесь выступает само средство доказывания, причем профессиональные знания специалиста будут способствовать уяснению судом неких данных, извлекаемых из записи.

В частности, специалист вправе в ходе консультации отметить, что информация, имеющая место в аудио- или видеозаписях, не может быть по каким-либо причинам расценена как соответствующая истине.

После чего суд в идеале должен по собственному усмотрению назначить экспертизу или же довериться консультации специалиста с тем, чтобы поставить под сомнение подлинность записи. Но это только в идеале, поскольку, как отмечалось выше, пояснения и консультации специалиста не входят в число средств доказывания, а следовательно, суду ничего не остается, кроме как поставить вопрос о назначении экспертизы для получения заключения эксперта и решить, кто ее будет оплачивать.
Но это только в идеале, поскольку, как отмечалось выше, пояснения и консультации специалиста не входят в число средств доказывания, а следовательно, суду ничего не остается, кроме как поставить вопрос о назначении экспертизы для получения заключения эксперта и решить, кто ее будет оплачивать.

Подобная ситуация наблюдается и в отношении письменных доказательств, созданных посредством компьютерных технологий или же полученных с использованием факсимильной, электронной или другой iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . связи, позволяющей установить достоверность документа14. Прежде всего отметим, что после длительной дискуссии в цивили-стической процессуальной литературе пришли к обоснованному мнению о том, что письменное доказательство нельзя приравнивать к документу, поскольку последний суть разновидность письменного доказательства, возникающего до судопроизводства и вне связи с ним, имеющего вещественную основу, на которой при помощи знаков выражены человеческие мысли, содержащие сведения о фактах, относящихся к рассматриваемому гражданскому делу15.

В течение многих сотен лет вещественную основу письменных доказательств, как правило, составляла бумага, реже — глина, древесина, металл.

Способ нанесения знаков на эту основу также был отработан, широко применялись и применяются химические (чернила, тушь) и механические средства (штамповка, гравировка, выжигание)16 .В силу этого данная разновидность доказательств приобретает устойчивость в течение какого-то периода времени, а «достоверность письменного доказательства зависит от степени заинтере- 14 См.: Исаенкова О.В., Афанасьев С.Ф. Указ.соч. 15 См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1997.

С. 219 — 242. 16 См.: Власов А.А. Письменные дока- зательства // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.

Г.А. Жилина. М., 2003. С. 160.

сованности субъекта в закреплении фактов, внимательности при составлении документа, умения правильно и четко излагать мысли и фиксировать восприятие в письменной форме, сохранять информацию в неизменном виде»17 .Очевидно, что письменное доказательство, изготовленное посредством компьютерной техники, или электронный документ как подвид первого, не отвечают такому признаку на наличие вещественной основы. Отсюда и возникают все остальные проблемы, связанные со стабильностью и достоверностью письменного доказательства, ведь в него в любой момент достаточно легко внести какие-либо дополнения и изменения, в том числе и в ходе передачи,

«посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом»

(ч.

1 ст. 71 ГПК РФ). Между тем названные способы связи лишь в той или иной мере гарантируют истинность электронного письменного доказательства, и при желании заинтересованные лица вполне могут трансформировать как реквизиты, так и содержание документа, причем простым визуальным исследованием видоизменение суд не установит. Поскольку доказательственное право в рамках науки и практики гражданского процесса является центральным, всякое половинчатое решение, затрагивающее вопросы 17 Треушников М.К.

Указ.соч. С. 213. доказывания и доказательств, а также их обеспечения неизбежно отражается на правоприменительной деятельности.

Конструкция ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, четко очерчивающая круг средств доказывания при переходе на состязательную модель правосудия по гражданским делам, ограничивает возможности суда и лиц, участвующих в деле, по установлению действительных обстоятельств правовой коллизии.

Описание в Особенной части ГПК РФ иных источников доказательственной информации не выводит ситуацию на качественно новый уровень, так как суды при «жестком» правовом регулировании хотя их и используют, но при обосновании собственных решений избегают на них ссылаться18.

На основании изложенного, не вдаваясь в полемику, предлагаем рассматривать термины «средства доказывания» и «доказательства» как синонимы, в то же время, не забывая о том, что они не всегда совпадают по содержанию. Библиографический список: 1. Власов A.A. Письменные доказательства // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.

Г.А. Жилина. М., 2003. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . 2. Грудцына Л.Ю. Частная собственность и гражданское общество в России // Адвокат. 2008. № 6. 3. Исаенкова О.В., Афанасьев С.Ф. О способах правового регулирования в области средств доказывания: вопросы теории и практики // Гражданский и арбитражный процесс. 2005. № 7. 4. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.
2005. № 7. 4. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.

М.С. Шакарян. М., 2003. 5. Пашенцев Д.А.

Несколько тезисов о правах человека / / Вестник МГПУ.

Серия «Юридические науки». 2011.

№ 1. 6. Рогачева Л.И. Взаимодействие государства и общества в условиях евразийской интеграции // Евразийский юридический журнал.

2013. № 2. 7. Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1997.

8. Фокина М.А. Доказательства — всему голова // ЭЖ-Юрист.

2003. № 20. 18 См.: Исаенкова О.В., Афанасьев С.Ф. Указ.соч.

Доказывание в гражданском и арбитражном процессе и модернизация судебной системы России Текст научной статьи по специальности «Право»

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ, ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР, ОРГАНИЗАЦИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДОКАЗЫВАНИЕ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ И МОДЕРНИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ В.В. Гребенников Кафедра судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности Юридический институт Российского университета дружбы народов ул.

Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117198 Л.Ю.

Грудцына Кафедра гражданского права Финансовый университет при Правительстве РФ Ленинградский просп., 49, Москва, Россия, 125167 В статье обоснован вывод о том, что направление созидательной деятельности суда (в том числе в аспекте судейского усмотрения в части доказывания и оценки доказательственной базы) заслуживает быть программным вопросом внеочередного съезда судей России, чтобы определить одну из многих постоянных целей деятельности всей судебной системы.

Чтобы иметь возможность модернизировать, вносить новое и позитивное в состояние современной судебной системы, носителям судебной власти самим необходимо обрести современные знания, освободиться от устаревших, отживших представлений, глубже вникнуть в новейшие инструменты, средства судопроизводства, познать возможности своей личности как судьи — носителя судебной власти и быть способными применять их для обновления учреждений судебной системы в повседневной судебной деятельности. Ключевые слова: гражданское судопроизводство, суд, гражданский процесс, гражданский процессуальный кодекс, доказательства, судебное усмотрение.

В гражданском процессе судебное доказывание представляет собой детально регламентированную процессуальным правом деятельность суда, а также лиц, участвующих в деле, и иных субъектов по изучению сведений о фактах, которая осуществляется с помощью доказательств. При доказывании на основе получаемых сведений о фактах в точно определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие действительных обстоятельств дела, имеющих значение для правильного осуществления правосудия. Созидательная направленность функции судебной власти закреплена законодательно.

Обратим внимание на ст. 152 ГПК РФ, закрепившую основания и условия проведения предварительного судебного разбирательства.

Такое разбирательство, в частности, может быть назначено при пассивном поведении сторон, повлекшем нарушение требований ст.

149 и 150 ГПК РФ, когда задерживается определение предмета доказывания и достаточности доказательств или необходимо, например, выяснить уважительность причин пропуска сроков исковой давности или обращения в суд, что ускоряет рассмотрение дел, экономит время граждан, освобождает их от многократных посещений суда. Это новая норма в ГПК РФ. Новеллой в процессуальном законодательстве является положение, обязывающее суд выяснять у осужденных к лишению свободы лиц наличие у них несовершеннолетних детей, престарелых родителей с целью помещения их на попечение родственникам, в детские дома и социальные учреждения. Это определенно созидательная работа суда, показывающая заботу государства о лицах, нуждающихся в поддержке и помощи.

В новом УПК РФ увеличен перечень оснований прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, а также в связи с деятельным раскаянием. Если по УПК РСФСР (ст. 7 и 9) эти основания применялись при прекращении уголовного дела в отношении лица, совершившего преступление небольшой тяжести, то по УПК РФ (ст.

25 и 26) эти основания могут применяться при прекращении уголовного дела также и в отношении лица, совершившего преступление средней тяжести. Приоритет отдается созданию максимальных возможностей для сохранения или восстановления нормальных отношений сторон усилиями самих сторон, т.е. создаются условия обретения здоровых отношений между людьми, прежде чем государство приступит к принудительному применению правовых санкций, которые будут направлены на защиту или восстановление прав человека, которые нарушены.

Приближение населения к правосудию через введение института мировых судей, определение судебных участков с конкретным числом проживающих граждан (от 15 до 23 тысяч) обеспечивает оперативность рассмотрения дел, способствует широкому применению примирительных процедур, восстановлению нормальных человеческих отношений, спокойствия и уверенности среди населения данного судебного участка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Одной из основных задач арбитражных судов является содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (ст.

2 АПК РФ). В этом тоже заложены созидательные начала деятельности суда: рассмотреть конкретный спор и не разрушить деловые отношения. В АПК РФ указано мировое соглашение как один из видов примирительных процедур.

Оно способствует прекращению конфликта между сторонами (ст. 135 АПК), заключается под контролем суда. Суд следит, чтобы мировое соглашение не нарушало прав и законных интересов других лиц, не противоречило закону.

Особенно важно, что по действующему АПК РФ по правилам гл.

15 «Примирительные процедуры. Мировое соглашение» могут быть урегулированы сторонами экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений (ч. 2 ст. 139, ст. 190). До 2002 г.

по действовавшему тогда Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации заключение мировых соглашений по таким делам законом не допускалось.

Возможность помирить стороны по спору, вытекающему из административных отношений, — это, безусловно, созидательное начало в деятельности суда.

Статья 39 ГПК РФ также предусматривает возможность приводить стороны к примирению посредством заключения мирового соглашения под контролем суда.

И суд, например, заботясь об интересах детей, не допустит заключения и утверждения мирового соглашения по делам о лишении родительских прав, изменении размера алиментов ниже установленного законом предела. Приведя к примирению субъектов правоотношений по спору о порядке пользования земельным участком или домовладением с подсобными строениями либо о разделе спорного имущества, суд выступит в роли созидателя, способного из спорных отношений создать нормальные взаимоотношения.

Конституция РФ обладает высшей юридической силой и прямым действием ее предписаний на всей территории Российской Федерации. Конституционный Суд РФ, действующий на основании ФКЗ от 21 июля 1994 г.

«О Конституционном Суде Российской Федерации», осуществляет Конституционный контроль, который состоит в выявлении правовых актов государственных органов и должностных лиц, противоречащих конституционным положениям, а также в принятии мер по устранению этих отклонений. Акты или отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

Акты или отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению (ч. 6 ст. 125). Принятые Конституционным Судом РФ акты публикуются в печатных изданиях и доступны для населения.

Акты Конституционного Суда распространяют свое действие не только на конкретных лиц, обратившихся в Суд за защитой своих прав и свобод, но распространяются на неопределенный круг лиц по идентичным требованиям, рассмотренным и удовлетворенным Конституционным Судом РФ. Восстановление конституционных прав и свобод, устранение нарушений конституционных установлений, оберегающих основные права и свободы граждан, также представляют собой созидательную направленность судебной деятельности Конституционного Суда РФ, что подтверждает практически каждый судебный акт, вынесенный этим Судом. Что касается созидательной деятельности конституционных и уставных судов, то следует отметить следующее.

При формировании целей и задач республиканских Конституционных судов и Уставных судов субъектов Федерации констатируется, что они учреждаются в целях защиты конституционного строя, основных прав и свобод гражданина, охраны суверенитета республики, края, области и других субъектов Федерации и поддержания верховенства и непосредственного действия Конституции, Устава на территории субъекта РФ — а это в основе определяет направление созидания.

Направление созидательной деятельности суда заслуживает быть программным вопросом внеочередного съезда судей России, чтобы определить одну из многих постоянных целей деятельности всей судебной системы.

Чтобы иметь возможности модернизировать, вносить новое и позитивное в состояние современной судебной системы, носителям судебной власти самим необходимо обрести современные знания, освободиться от устаревших, отживших представлений, глубже вникнуть в новейшие инструменты, средства судопроизводства, познать возможности своей личности как судьи — носителя судебной власти и быть способными применять их для обновления учреждений судебной системы в повседневной судебной деятельности. Все еще стоит задача максимального повышения требований, которым должны отвечать носители судебной власти. Необходимо создание интеллектуального, позитивно мыслящего корпуса носителей судебной власти, отвечающих самым высоким требованиям.

Лица, участвующие в деле, вправе представлять доказательства.

Согласно ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела [5.

С. 43-52]. Сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда. Статья 55 ГПК РФ является логическим продолжением конституционной гарантии, закрепленной в ч.

2 ст. 24 Конституции РФ, согласуется с принципами и задачами гражданского судопроизводства (ст.

1 и 2 ГПК РФ). Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Отметим, что норма ст. 35 ГПК РФ («Лица, участвующие в деле,. имеют право представлять доказательства.») не противоречит норме ст. 56 ГПК РФ (

«Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается.»

).

Сторонами в гражданском судопроизводстве являются истец и ответчик (ст. 38 ГПК РФ). Лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст.

4, 46 и 47 ГПК РФ, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений. Действительно, суд не может заставить лиц, участвующих в деле, предоставить те или иные доказательства (и в случае непредоставления доказательств лицом считать его виновным); в противном случае гражданский процесс из состязательного превратился бы в инквизиционный [9. С. 538-549]. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Другое дело, что если заявитель подал иск в суд, заявляя некоторые претензии в отношении другого лица (ответчика), он обязан доказать те обстоятельства (невыполнение ответчиком взятых на себя обязательств, причинение ответчиком материального или морального вреда и др.), которые стали законным основанием предъявления искового заявления.

Иначе говоря, истец обязан предъявить суду доказательства, подтверждающие, что ответчик нарушил его права и свободы, причинил вред. Если в иске не будут приведены

«обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства»

(п. 5 ч. 1 ст. 131 ГПК РФ), то судья согласно ст.

136 ГПК РФ выносит определение об оставлении иска без движения [1.

С. (53)-2 (54)]. Такой подход оправдан, поскольку защищает ответчика от необоснованных обвинений и траты времени для хождения по судам. Более того, согласно ст. 99 ГПК РФ со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени.

Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных доказательств [7. С. 58-64]. Существует и несколько иная точка зрения. По мнению А. Муховатовой,

«использование судами института оставления искового заявления без движения по мотивам непредставления каких-либо документов на стадии подачи заявления нарушает основополагающие принципы гражданского судопроизводства, препятствует доступу граждан и юридических лиц к правосудию»

[8.

С. 15-17]. Аналогичную позицию высказал Президиум ВАС РФ в своих определении от 27 мая 2003 г.

по делу № А40-45769/02-127-376 и постановлении от 8 июля 2003 г.

№ 3016/03 [2]. В своей статье А.

Муховатова приводит пример из практики московских судов общей юрисдикции. «Н. Обратился в суд с иском о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

В обоснование своих требований Н. приложил к иску документы с копиями по числу участников процесса (справку об участниках ДТП, справку о привлечении ответчика к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения, акт осмотра поврежденного автомобиля и калькуляцию ущерба, квитанцию об оплате госпошлины). Через два месяца после подачи иска Н.

получил определение суда об оставлении иска без движения по причине непредоставления им паспорта транспортного средства, поврежденного в ДТП. Из представленных документов якобы невозможно определить, какое отношение имеет заявитель к поврежденному автомобилю и действительно ли именно ему причинен материальный ущерб.

Между тем в справке об участниках ДТП, выданной органами ГИБДД, было указано, что собственником поврежденного автомобиля является заявитель. В процессе подготовки дела к рассмотрению суд мог бы предложить заявителю представить дополнительное доказательство для подтверждения ука- занного обстоятельства. Однако судья предпочла оставить заявление без движения, затянув рассмотрение дела как минимум на два месяца» [8.

С. 15-17]. Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Если же суд сочтет, что те или иные доказательства, имеющие значение для разрешения дела по существу, не обсуждались и не представлены ни одной из сторон, он вправе предложить им представить эти (дополнительные) доказательства. Если представление необходимых доказательств для лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств [10. С. 1-18]. Обычно в таких случаях судья оформляет судебный запрос.

В случае невыполнения требования суда по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц налагается штраф. Причем наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.

Помимо судебного запроса и судебного поручения существует другой законный способ истребования и получения доказательств — адвокатский запрос [1. С. (53) — 2 (54)]. Лица, участвующие в деле, вправе участвовать в исследовании доказательств. Порядок исследования конкретизирован законом применительно к тем или иным видам доказательств.

Так, письменные доказательства исследуются в соответствии со ст.

71 ГПК РФ, вещественные — в соответствии со ст.

73 и 75 ГПК РФ, аудио- и видеозаписи — в соответствии со ст.

77 и 78 ГПК РФ. Письменные доказательства (акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы) представляются в суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии тогда, когда обстоятельства дела подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию [5. С. 43-52]. Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела [4.

С. (63)-12 (64)]. Также в качестве доказательств возможно предоставление в суд аудио- и видеозаписей (с обязательным указанием, когда, кем и в каких условиях они осуществлялись). Участие в исследовании доказательств проявляется в праве высказывать свое мнение и соображения, опровергать исследуемые доказательства другими доказательствами, а также ходатайствовать о назначении экспертизы исследуемых доказательств [1.

С. (53)-2 (54)]. Лица, участвующие в деле, вправе задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле. Вопросы задаются устно на судебном заседании, в порядке, определяемом судом, и с разрешения председательствующего.

Порядок постановки вопросов перед свидетелями и экспертами закон регламентирует специально. Свидетель допрашивается судом, далее судья в порядке последовательности предоставляет стороне, ходатайствовавшей о вызове свидетеля, и противной стороне право задавать вопросы свидетелю.

Согласно ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы.

Причем окончательный круг вопросов определяется судом, а отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать [3. С. (43)-4 (44)]. Лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, предъявлять суду свои доводы, соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам.

Это обращения к суду (в устной или письменной форме), с помощью которых лицо, участвующее в деле, стремится полнее реализовать свои права, указать на нарушения, допускаемые другими лицами, участвующими в деле, способствовать установлению истины по делу. Ходатайства разрешаются на основании определений суда после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле.

Возражения против ходатайств могут быть как устными, так и письменными (в этом случае они подлежат оглашению председательствующим).

Во избежание волокиты лица, участвующие в деле, вправе представлять суду свои доводы и суждения только с разрешения председательствующего и в порядке, установленном законом [6. С. 48-54]. Лица, участвующие в деле, вправе давать устные и письменные объяснения.

Речь идет о случаях, когда лица, участвующие в деле, не обязаны, а только вправе давать объяснения по делу. Письменные объяснения таких лиц оглашаются председательствующим [10. С. 1-18]. ЛИТЕРАТУРА [1] Грудцына Л.Ю.

Содержание и классификация институтов гражданского общества в России // Образование и право. — 2014. — № 1. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . [2] Захаров А.С. Арбитражная практика: институт оставления искового заявления без движения. Правовые последствия неустранения обстоятельств, послуживших основанием оставления искового заявления без движения.

URL: http://www.lawfirm.ru. [3] Иванова С.А. Принцип справедливости в обязательственном праве // Образование и право. — 2013. — № 3. [4] Иванова С.А.

Структура финансирования высшего образования в Российской Федерации // Образование и право. — 2014. — № 11. [5] Коровяковский Д.Г. Правовые основы, способы и методы обеспечения экономической безопасности банковской деятельности в современных условиях // Национальные интересы: приоритеты и безопасность.

— 2009. — № 3. — С. 43-52. [6] Коровяковский Д.Г. Российский и зарубежный опыт в области защиты персональных данных // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2009. — № 5. — С. 48-54. [7] Королев С.В., Коровяковский Д.Г.

Научно-образовательная система стратегического планирования для целей управления демографическими процессами в России как фактор национальной безопасности // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2014. — № 14. — С. 58-64. [8] Муховатова А. Судейский шлагбаум на исковом пути // Домашний адвокат.

— 2013. — № 19. — С. 15-17. [9] Шагиев Б.В., Шагиева Р.В.

Правоохранительная деятельность: проблемы теоретического обоснования // Административное и муниципальное право.

— 2014. — № 6. — С. 538-549. [10] Шагиева Р.В. Процессуальное право в системе российского права // Административное право и практика администрирования. — 2014. — № 2. — С. 1-18. PROOF IN CIVIL AND ARBITRATION PROCESS AND MODERNIZATION OF JUDICIAL SYSTEM OF RUSSIA V.V.

Grebennikov The Department of Judicial Authority, Law-Enforcement and Human Rights Activity Law Institute of the Peoples’ Friendship University of Russia 6, Miklukho-Maklaya st., Moscow, Russia, 117198 L.YU. Grudtsina The Department of Civil Law Financial University under the Government of the Russian Federation 49, Leningradsky av., Moscow, Russia, 125167 In article a valid conclusion that the direction of creative activity of court (including, in aspect of a judicial discretion regarding proof and an assessment of evidentiary base) deserves to be a program question of extraordinary congress of judges of Russia to define one of many constant purposes of activity of all judicial system.

To have opportunities to modernize, bring new and positive in a condition of modern judicial system, carriers of judicial authority need to find modern knowledge, to be exempted from the outdate, become obsolete representations, to penetrate into the latest tools, means of legal proceedings more deeply, to learn possibilities of the personality as judges — the carrier of judicial authority and to be capable to apply them to updating of establishments of judicial system in daily judicial activity. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Key words: civil legal proceedings, court, civil process, code of civil procedure, proofs, judicial discretion. REFERENCES [1] Grudtsina L.Yu.

The contents and classification of institutes of civil society in Rus-sia//Education and the right.

— 2014. — No. 1. [2] Zakharov A.S.

Arbitration practice: institute of leaving of the statement of claim without the movement. Legal consequences of not elimination of the circumstances which formed the basis of leaving of the statement of claim without movement. URL: http://www.lawfirm.ru. [3] Ivanova S.A.

Printsip of justice in a liability law//Education and the right. — 2013. — No. 3. [4] Ivanova S.A. Struktur of financing of the higher education in the Russian Federation // Education and the right.

— 2014. — No. 11. [5] Korovyakovsky D.G. Legal bases, ways and methods of providing economic security of bank activity in modern conditions // National interests: priorities and safety.

— 2009. — No. 3. — P. 43-52. [6] Korovyakovsky D. G. Rossiysky and foreign experience in area of protection of personal information // National interests: priorities and safety.

— 2009. — No. 5. — P. 48-54. [7] Queens S. V., Korovyakovsky D. G. Scientific and educational system of strategic planning for management of demographic processes in Russia as a factor of national security // National interests: priorities and safety.

— 2014. — No. 14. — P. 58-64. [8] Mukhovatova A. Sudeysky a barrier on the claim way // The House lawyer. — 2013. — No. 19. — P. 15-17.

[9] Shagiyev B. V., Shagiyeva R. V. Law-enforcement activity: problems of theoretical justification // Administrative and municipal law. — 2014. — No. 6. — P. 538-549.